Народная стройка что это такое


Горьковский метод — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Нижний Новгород. «Народные стройки» на улице Левинка.

Горьковский метод (другое название — метод народной стройки, в обиходе самстрой, «горький метод») — применявшийся в СССР способ строительства многоквартирных жилых домов с использованием труда будущих жильцов.

Инициатором метода стал первый секретарь Горьковского областного комитета КПСС Н. Г. Игнатов. В начале июня 1957 года ЦК КПСС созвал в Горьком всесоюзное совещание по распространению этой инициативы[1].

В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 931 «О развитии жилищного строительства в СССР» от 31.07.1957 говорилось: «Одобрить почин рабочих и служащих промышленных предприятий и организаций города Горького и ряда других городов по строительству жилых домов собственными силами, как начало всенародного движения за скорейшее улучшение жилищных условий, как пример высокой социалистической сознательности. В целях развития жилищного строительства признать необходимым всемерно поощрять строительство жилых домов силами рабочих и служащих промышленных предприятий и организаций, как один из путей увеличения объёмов жилищного строительства и ускорения ввода жилых домов в эксплуатацию»[2].

9 июля 1959 года было принято постановление Совета Министров РСФСР «О мерах содействия коллективному строительству многоквартирных и одноквартирных индивидуальных жилых домов». В нём предусматривалось, что рабочие и служащие могут объединяться по месту работы, при предприятиях, учреждениях и организациях в жилищно-строительные коллективы индивидуальных застройщиков для совместного строительства своими силами на началах трудовой взаимопомощи многоквартирных жилых домов по типовым проектам с сохранением прав личной собственности одного застройщика на одну квартиру[3].

На практике обычно начальник цеха предприятия получал для своих рабочих, стоявших в очереди на получение жилья, земельный участок, искал материалы и после трудовой смены на предприятии организовывал силами своего коллектива строительство домов[4][5]. В связи с тем, что такой способ получения жилья требовал работать на стройке после основной работы, в народе его прозвали «горьким методом»[1].

ru.wikipedia.org

Народная стройка. Часть 1. Горьковский метод. Как сломать стиль

Эта статья о том, как произошёл переход от величественной архитектуры сталинского времени к минимализму хрущёвской оттепели.

Фото — Газета "Горьковская правда", 1957 год

Типовая архитектура стала определяющей для современного русского города. В конце 1950-х случился резкий поворот к этому сомнительному аскетичному стилю. Как это произошло? Революционные изменения в искусстве происходят не моментально, даже если они продиктованы государством. Во время смены курса, с началом "оттепели", даже партия не знала, чего хотела, и переход от излишеств ампира к простоте хрущёвок длился около пяти лет: после отказа от излишеств в 1953 году первые типовые дома появились только в 1959 году. Строили кто во что горазд, экспериментировали, и Горький в этом задавал моду: говорят, что именно на ГАЗе провели первый эксперимент по строительству массового жилья.

Хронология разлома

В 1953 году, сразу же после смерти генсека, всесоюзный пленум констатировал, что типовое проектирование станет определяющим. Ещё не появилось постановления об излишествах, ещё не было понимания, что такое типовая архитектура, однако вектор был задан, и начались поиски новой строительной нормы прекрасного. История этих поисков туманна и не записана наблюдателями. Кажется, что партия, архитектор и завод искали в разных направлениях. Архитекторы хотели достроить начатое при Сталине.

Юрий Бубнов, горьковский архитектор: "Тогда был "классицизм". И надо сказать, мы прославились на всю страну. Я построил дом на Верхне-Волжской набережной, меня выдвинули на Сталинскую премию, уже послали фотографии, и тут Хрущёв ударил по излишествам… Ну, потом мы стали работать по-хрущёвски. Председатель горисполкома мне однажды сказал: "Бубнов, поехали смотреть, как люди живут". Поехали на автозавод, там бараки, одна комната на шесть кроватей и поперёк между ними занавески". (Из книги А. Гельфонд "80 лет НижегородгражданНИИпроекту")

В переломный момент на столе архитекторов лежали проекты нескольких центральных площадей. Начало 50-х — лучшие годы ретро-стиля, копирующего классическое наследие. Всё, что успели спроектировать в 1952-53 годы и достроить примерно до 1954-го — качественные объекты, величественные здания. Такими же продуманными и торжественными задумывались площадь Горького (В. Я. Фогель), площадь Свободы (В. В. Воронков), центр Сормовского района. Тогда же, в золотое время сталинской архитектуры, обсуждалась идея памятника самому влиятельному архитектору того периода — Александру Яковлеву.

"Чернопрудский небоскрёб" и киноцентр "Рекорд". Александр Яковлев, конец 1920-х.
Фото — Googlestreetview 2016

Спустя полтора года после принятия решения о смене курса в ноябре 1954 года, на очередном всесоюзном пленуме подвергли резкой, оглушительной и окончательной критике существующие взгляды на архитектуру, и реализовать задуманное стало невозможным. Ещё ровно через год, в ноябре 1955-го, вышло постановление "Об устранении излишеств".

Вадим Воронков, горьковский архитектор, сейчас профессор в ННГАСУ: "Первыми объектами, над которыми я работал в Горьком, были жилой дом и административное здание Гипронефтезавода на площади Свободы. Мы его запроектировали в классике. Объект полностью согласовали, но тут последовало постановление 1955 года о борьбе с излишествами. Только через три года Любовь Борисовна Рождественская запроектировала его таким, каким он был построен". (Из книги А. Гельфонд "80 лет НижегородгражданНИИпроекту")

Атомэнергопроект. Вадим Воронков и Любовь Рождественская, конец 1950-х.
Фото — Googlestreetview 2016

Два года сомнений и поисков нормы. Следуя идеологии тотальной унификации нужно было обязательно разработать универсальный дом. С 1 января 1955 года вступили в силу первые строительные нормы и правила, сборник СНиПов о конструкциях стен, размерах комнат, о норме освещения и проветривания, о том, сколько земли должно приходиться на жителя и сколько нужно мусорных баков на человека. Впервые и очень полно были сформулированы правила пожарной безопасности: как строить, а не чем тушить. Те, кому довелось разрабатывать эти нормы, чувствовали себя создателями новой эпохи, а вовсе не лишёнными профессии творцами.

"Мужикам нравилось быть героями, побеждать излишества"

С. А. Новиков, из книги А. Гельфонд "80 лет НижегородгражданНИИпроекту"

В год принятия легендарного постановления об излишествах в Горьком не строили типового жилья. И в следующий год тоже. И даже на второй год не было никакого массового строительства одинаковых коробок. В архитектурной жизни ничего не происходило. Механически сносили портики, колонны, пилястры и вазоны. Как отмечал архитектор С. А. Новиков, "без должного переосмысления" — чуждым до архитектурного дискурса пролетариям нравилось быть героями, побеждать излишества.

Две легенды о появлении "народной стройки"

В 1955 году автозаводцы выступили с инициативой строить жилье своими силами. Группа рабочих прессового цеха возвела 24-квартирный дом в свободные от работы часы из материалов, предоставленных предприятием. Такова первая городская легенда: сами рабочие инициировали строительную реформу, и произошло это в 1955 году, задолго до массовой народной стройки.

"Не кустарщина ли? Стоит ли доверять трудовому порыву сограждан?"

Фото — Газета "Горьковская правда", 1957 год

История также рассказывает о партийном инициаторе товарище Игнатове, который предложил оригинальный метод в 1957 году. В Горьком он наделал много шума, хотя прослужил здесь первым секретарем обкома КПСС всего несколько лет. Его, человека жадного до славы, после смерти вождя лишили всех чинов, выслали из Москвы сначала в Ленинград, затем еще дальше, в Горький. Игнатов надеялся выслужиться и перед Хрущевым. В мае 1957 он выступил в газете "Правда" со статьёй, в которой предложил заводам строить дома силами рабочих, а в начале июля организовал совещание по распространению "своей" инициативы. Директиву приняли и разослали по всему СССР.

Фото — Газета "Горьковская правда", 1956 год

Моментально при заводах появились тресты и стали организовывать рабочих строить себе жильё самостоятельно. Первые типовые проекты — несколько компактных планировочных решений на 8-24 квартиры, одинаковые во всех городах. Говорят, что народную стройку в остальных городах называли "горьковским методом". Ещё называли "горьким", а потом забыли, и "народной стройкой" стали обозначать все оштукатуренные домики в 2-3 этажа без признаков стиля.

Газеты тиражировали пример народной инициативы, а для правдоподобия даже закинули немного сомнения: "Не кустарщина ли? Стоит ли доверять трудовому порыву сограждан?" Что же это был за дом без адреса, интересно.

Фото — Газета "Горьковская правда", 1957 год

Вопреки легендам о трудовой инициативе, народная стройка была отлично организованным мероприятием. К 1957 году на территории Автозавода построили отдельный цех для выпуска специальных дешёвых шлакоблоков. Отдельный цех! Мощная же подготовка последовала за инициативой рабочих и предшествовала нововведению Игнатова.

Дом из песка и обмана

Шлакоблоки, как многие считают, — это мусор, замешанный на растворе. Шлак остается от каменного угля при сжигании в ТЭЦ и так же, как глина, цемент, песок и разные мелкие камешки, является хорошим строительным материалом. Не надо думать, что строительство из него позорно дешевизной — впервые этот материал использовали для Эрмитажного гаража. В индустриальные 50-е ресайклинг был в моде, завод организованно поставлял народу ресурсосберегающие материалы. К сожалению, это не было экологично, некоторые шлаки содержали вредные примеси серы, к тому же, они плохо сохраняли тепло. Газеты мало писали о том, как закончилась эпопея с маленькими домиками для рабочих, вяло ссылаясь на резервы стройматериалов.

Считается, что народная стройка закончилась, когда исчерпались запасы мусора, но это не совсем так.

Шлакоблоки перестали делать тогда, когда ТЭЦ перешли на мазутное топливо, предпочтя его средневековым ископаемым. Правда, и от мазута пришлось отказаться, потому что он оказался дорогим, но это уже другая история. Сейчас шлакоблоки снова производятся, но уже не в масштабах идеологического выбора материала.

Плиты из опилок и гипса, еще одно изобретение, хвалили за то, что они заменяют внутреннюю отделку. Белые и аккуратные, они были достаточно тонкие, чтобы сделать швы незаметными, и лёгкие, под силу женщине-строителю. Неисчерпаемый запас опилок предложил Балахнинский бумажный комбинат. Можно было замешать на цементе, на гипсе или же на вредном формальдегиде, как придумали позже.

Камышит — открытие строительной выставки того же знакового 1957 года. Стебли камыша придумали смешивать с глиной и гипсом в Астрахани. Водно-болотные угодья дельты Волги самые большие по площади в радиусе двух тысяч километров (больше только в Тюмени и где-то там далеко в Сибири). Высокий камыш связывали проволокой и скрепляли раствором. Получались большие плиты размером 1,5х2,5 метра, из которых стены складываются быстро и легко. Дешевый материал закупили и привезли из Астрахани. Тогда говорили, что "столько камышита нам точно не понадобится", купили по дешёвке с излишком, сэкономили. Из камышита построены дома в Высоково, например, один дом возвели всего за две недели, такой простой материал — не надо ни кранов, ни техники, только рабочие руки. Над камышом немного посмеивались, вспоминая кибитки (юрты) кочевых ногайцев, но природному материалу скорее доверяли, чем нет. Сейчас камыш считается экологичным материалом, из него строят маленькие домики вдали от урбанистических технологий.

Кирпичные панели на улице Терешковой и табличка о названии улицы.
Фото — Маслова Ирина, 2016

Кирпичные панели применялись в первых многоэтажных домах. Для быстрого возведения пятиэтажек кирпичи технично склеивали на заводе. Примеры можно увидеть в районе проспекта Гагарина и улицы Терешковой, но это уже более поздние эксперименты. Как можно догадаться, район сложился после советских полётов в космос, в начале 60-х. Первые дома были возведены на бывшем Арзамасском шоссе в 1959 году одновременно с последними трёхэтажками народных строек.

До 1960 года планировалось увеличивать производство кирпича, и особо отмечалось, что кирпичных стеновых блоков нужно было производить в 15 раз больше, чем в стартовом 1957-м. Это примерно 61 млрд штук в год! Планировалось увеличивать производство шифера и даже обычной черепицы из цемента и глины. Затем планы поменялись: всех покорили бетонные панели.

Во второй части статьи, которая выйдет в течение недели, вас ждет рассказ о быте самостоятельных строителей. По директивам души и сердца рабочие создавали свои дома сами, пока не превратились в строителей и не перешли на работу на стройку массового 5-этажного жилья.

Статья подготовлена Ириной Масловой для ARCHITIME.RU.

Сканы газет "Горьковская правда" и "Горьковский рабочий" сделаны автором с любезного разрешения сотрудников отдела периодики Нижегородской областной библиотеки.

lib-avt.ru

Народная стройка Википедия

Нижний Новгород. «Народные стройки» на улице Левинка.

Горьковский метод (другое название — метод народной стройки, в обиходе самстрой, «горький метод») — применявшийся в СССР способ строительства многоквартирных жилых домов с использованием труда будущих жильцов.

Инициатором метода стал первый секретарь Горьковского областного комитета КПСС Н. Г. Игнатов. В начале июня 1957 года ЦК КПСС созвал в Горьком всесоюзное совещание по распространению этой инициативы[1].

В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 931 «О развитии жилищного строительства в СССР» от 31.07.1957 говорилось: «Одобрить почин рабочих и служащих промышленных предприятий и организаций города Горького и ряда других городов по строительству жилых домов собственными силами, как начало всенародного движения за скорейшее улучшение жилищных условий, как пример высокой социалистической сознательности. В целях развития жилищного строительства признать необходимым всемерно поощрять строительство жилых домов силами рабочих и служащих промышленных предприятий и организаций, как один из путей увеличения объёмов жилищного строительства и ускорения ввода жилых домов в эксплуатацию»[2].

9 июля 1959 года было принято постановление Совета Министров РСФСР «О мерах содействия коллективному строительству многоквартирных и одноквартирных индивидуальных жилых домов». В нём предусматривалось, что рабочие и служащие могут объединяться по месту работы, при предприятиях, учреждениях и организациях в жилищно-строительные коллективы индивидуальных застройщиков для совместного строительства своими силами на началах трудовой взаимопомощи многоквартирных жилых домов по типовым проектам с сохранением прав личной собственности одного застройщика на одну квартиру[3].

На практике обычно начальник цеха предприятия получал для своих рабочих, стоявших в очереди на получение жилья, земельный участок, искал материалы и после трудовой смены на предприятии организовывал силами своего коллектива строительство домов[4][5]. В связи с тем, что такой способ получения жилья требовал работать на стройке после основной работы, в народе его прозвали «горьким методом»[1].

См. также

Примечания

wikiredia.ru

Народная стройка Википедия

Нижний Новгород. «Народные стройки» на улице Левинка.

Горьковский метод (другое название — метод народной стройки, в обиходе самстрой, «горький метод») — применявшийся в СССР способ строительства многоквартирных жилых домов с использованием труда будущих жильцов.

Инициатором метода стал первый секретарь Горьковского областного комитета КПСС Н. Г. Игнатов. В начале июня 1957 года ЦК КПСС созвал в Горьком всесоюзное совещание по распространению этой инициативы[1].

В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 931 «О развитии жилищного строительства в СССР» от 31.07.1957 говорилось: «Одобрить почин рабочих и служащих промышленных предприятий и организаций города Горького и ряда других городов по строительству жилых домов собственными силами, как начало всенародного движения за скорейшее улучшение жилищных условий, как пример высокой социалистической сознательности. В целях развития жилищного строительства признать необходимым всемерно поощрять строительство жилых домов силами рабочих и служащих промышленных предприятий и организаций, как один из путей увеличения объёмов жилищного строительства и ускорения ввода жилых домов в эксплуатацию»[2].

9 июля 1959 года было принято постановление Совета Министров РСФСР «О мерах содействия коллективному строительству многоквартирных и одноквартирных индивидуальных жилых домов». В нём предусматривалось, что рабочие и служащие могут объединяться по месту работы, при предприятиях, учреждениях и организациях в жилищно-строительные коллективы индивидуальных застройщиков для совместного строительства своими силами на началах трудовой взаимопомощи многоквартирных жилых домов по типовым проектам с сохранением прав личной собственности одного застройщика на одну квартиру[3].

На практике обычно начальник цеха предприятия получал для своих рабочих, стоявших в очереди на получение жилья, земельный участок, искал материалы и после трудовой смены на предприятии организовывал силами своего коллектива строительство домов[4][5]. В связи с тем, что такой способ получения жилья требовал работать на стройке после основной работы, в народе его прозвали «горьким методом»[1].

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

ru-wiki.ru

Народная стройка - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Нижний Новгород. «Народные стройки» на улице Левинка.

Горьковский метод (другое название — метод народной стройки, в обиходе самстрой, «горький метод») — применявшийся в СССР способ строительства многоквартирных жилых домов с использованием труда будущих жильцов.

Инициатором метода стал первый секретарь Горьковского областного комитета КПСС Н. Г. Игнатов. В начале июня 1957 года ЦК КПСС созвал в Горьком всесоюзное совещание по распространению этой инициативы[1].

В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 931 «О развитии жилищного строительства в СССР» от 31.07.1957 говорилось: «Одобрить почин рабочих и служащих промышленных предприятий и организаций города Горького и ряда других городов по строительству жилых домов собственными силами, как начало всенародного движения за скорейшее улучшение жилищных условий, как пример высокой социалистической сознательности. В целях развития жилищного строительства признать необходимым всемерно поощрять строительство жилых домов силами рабочих и служащих промышленных предприятий и организаций, как один из путей увеличения объёмов жилищного строительства и ускорения ввода жилых домов в эксплуатацию»[2].

9 июля 1959 года было принято постановление Совета Министров РСФСР «О мерах содействия коллективному строительству многоквартирных и одноквартирных индивидуальных жилых домов». В нём предусматривалось, что рабочие и служащие могут объединяться по месту работы, при предприятиях, учреждениях и организациях в жилищно-строительные коллективы индивидуальных застройщиков для совместного строительства своими силами на началах трудовой взаимопомощи многоквартирных жилых домов по типовым проектам с сохранением прав личной собственности одного застройщика на одну квартиру[3].

На практике обычно начальник цеха предприятия получал для своих рабочих, стоявших в очереди на получение жилья, земельный участок, искал материалы и после трудовой смены на предприятии организовывал силами своего коллектива строительство домов[4][5]. В связи с тем, что такой способ получения жилья требовал работать на стройке после основной работы, в народе его прозвали «горьким методом»[1].

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

encyclopaedia.bid

Народная стройка. Часть 2. Горьковский метод. По директивам души и сердца

Эта вторая часть статьи о том, как произошёл переход от величественной архитектуры сталинского времени к минимализму хрущёвской оттепели.

В конце 50-х годов, как считается, был жилищный кризис. Это спорное явление обнаружилось только с приходом Хрущёва: дескать, люди живут в бараках, и надо их расселять. Первое условно-бесплатное типовое жильё строилось по весьма специфическим нормативам: ресайклинг, кастомизация и фриланс. Сейчас говорят, что эти стандарты устраивали жителей. Как минимум, они были созданы людьми самими для себя, "по директивам души и сердца".

Без воды, но с печкой

Зелёные двухэтажные дворы "народной стройки" в микрорайоне Мончегорском.
Фото — Googlestreetview

Хрущёвское слово "задел" имело размытое значение: обозначало и место для строительства, и возможность найти материалы, и планируемые инженерные работы — для водопровода тоже был "задел" на будущее. Ванная стояла, ее можно было наполнить водой из колонки. Рядом с каждым домом, как в деревне, был выведен общий кран.

Стирка превращалась в ад. Зимой нужно полоскать вещи на улице. Один из талантливых жителей сделал для своей жены изобретение: водонепроницаемые перчатки, позволявшие не чувствовать ледяную воду. Все женщины завидовали, — говорят, такие было не достать.

Рекомендации по эксплуатации жилища, 1953 год. Брошюра с блошиного рынка в Нижнем Новгороде, фото И. Масловой

В начале 60-х газ и воду, наконец, провели. После этого стала забываться маленькая инженерная достопримечательность народных домов — переносная железная печка. Компактная конструкция из чугуна занимала совсем немного места, служила и для готовки, и для обогрева. Квартиры тогда топили дровами. Рекомендации по эксплуатации жилья призывали: "Граждане! Пожалуйста, не храните дрова в квартирах!"

Посёлок им. 40 лет Октября в Нижнем Новгороде, снимок OpenStreetMap

Планировка кварталов "народной стройки" отвечала потребностям жизни без центрального отопления: в каждой квартире печка, значит, у каждого дома сараи. Это хорошо видно на планировке самого большого из ранних посёлков, автозаводского "Имени 40 лет Октября": между домиками — ряды сараев.

Транспортное сообщение сильно отставало, но о нём не забывали. Первые дороги устраивались из заводского щебня, и это было лучше, чем непролазная строительная грязь. Иногда проезды мостили камнем, почти как в прошлом веке, выкладывали из бута (камней произвольной формы) ровную поверхность.

Фото — Газета "Горьковский рабочий", 1958 год

Трамвайные пути к народной стройке от 34 до 52 квартала Автозавода были тоже проложены жителями самостоятельно. Протягивали пути через собственные сады и не хотели их сносить, предлагали сделать однопутную линию. Решимости не доставало, но опыт был не первый: рельсы для маршрута номер 8 от конечной метро в центре Автозавода до посёлков 40 лет Октября и Стахановского тоже сделали сами жильцы. Пути тянулись в сторону аэропорта — но тогда это было одно название, так, сельская аэростанция. Ещё один-два километра, и в аэропорт можно было бы ездить на народном трамвае. Через два года после появления трамвайного кольца в Стахановском посёлке, в 1959-м, вместо трамвая была проложена железная дорога от вокзала в аэропорт. Ещё позже был продлён маршрут трамвая, уже государственный.

Планировка квартиры на улице Батумская, 17 в Нижнем Новгороде. Источник: gipernn.ru

Сначала, в 1957-м году, дома строили скромными масштабами, на 8 квартир в 1 подъезд и 2 этажа. Затем научились блокировать такие "избы" в двухподъездные 16-квартирные, потом осмелились на третий этаж. Как показала практика, неквалифицированные рабочие могли довести высоту только до третьего уровня, выше было опасно делать без надёжных расчетов и контроля качества. За два года, с 57-го по 59-й, количество квартир в одном типовом доме больше чем удвоилось. Площадь в низких домах расходовалась очень экономично, даже однокомнатные квартиры запросто делились на две семьи дополнительной перегородкой. Интересно, получают ли квартиры на Батумской статус самых маленьких "трёшек" в советской архитектуре: 35 квадратных метров смежных комнат. Всего 5 метров для спальни — обычное дело, ванная в кухне — тоже не новость.

Житель этого района Илья рассказывает о своих соседях: "Я как-то был в гостях в одном из этих домов. Это была трехкомнатная квартира со смежными комнатами и общей площадью 35 (!) кв. м. Ванна стояла на небольшой кухне в открытую. Выглядело все это малопривлекательно. По моему впечатлению, населены эти дома тоже были... скажем, не интеллигенцией".

Жительница "народной стройки" призадумалась. Фото И. Масловой, 2017

Но и такой экономии стало мало: последние дома, возводимые в посёлке им. Бекетова (современная улица Бекетова в Нижнем Новгороде) официальная пропаганда вдруг стала ругать за неэффективное использование площади и за низкую этажность. В газетах развели шум по поводу того, что рабочие строят плохо, а проектировщики предлагают неразумную планировку. Эта критика произвела грандиозный эффект в формировании мировоззрения советского человека: все вплоть до архитектурных критиков нашего времени стали думать, что компактность была необходима. Нужно больше квартир, нужно экономить площадь. Развитие транспорта, как мы уже знаем, не принималось в расчёт. К новым посёлкам не ходили автобусы до тех пор, пока они не переставали быть окраинами и не наращивали градостроительное "мясо" вокруг новопротоптанных улиц. Мы могли бы иметь типовой советский город в виде трёхэтажных окраин с палисадниками, наверное, могли бы получить развитие технологии строительства дешёвых зданий с участием жителей и их мнения. Но мы поверили газетам, что трёх этажей недостаточно, и домики с жёлтой штукатуркой остались символом эпохи экспериментов. Возможно, в жилищный кризис мы тоже поверили зря: из Горького все ушли на фронт и умерли, квартиры остались без мужей и без сыновей, бомбы не долетели до жилых районов. Именно здесь появилась и исчезла идея "народной стройки" — посёлка с низкой плотностью населения.

По директивам души и сердца

Дешёвые дома или город-сад? Улица Орбели в посёлке имени 40 лет Октября, Нижний Новгород. Фото Googlestreetview

Как организовать людей, чтобы они сами производили то, что им нужно? В какой мере народная стройка была действительно желанной возможностью получить жильё, или это всего лишь вид рабоче-квартирного закрепощения?

Экономика народной стройки строилась на бесплатном труде. И это была привилегия, строить свой дом. Все, кто подавал заявления на квартиру, получили новое рабочее расписание: в обычные часы — завод, в вечерние, выходные и праздничные — стройка. Все остальные, несчастные непривилегированные рабочие, выходили на стройку только по субботам и через выходной, чтобы помочь товарищам построить их дом. Некоторые люди были полностью освобождены от работы по специальности, клепальщика за мастерство в укладке кирпичей забирали на стройку, а клёпки в это время делал другой человек. Такое вот переразделение труда. Всем было по 25-35 лет. Девушки работали наравне с мужчинами, а вот стариков не было совсем. Наверное, старшее поколение оставалось в родной деревне.

Советский человек быстро получал квалификацию каменщика или плотника, он же был рабочим классом, дитём столяра и плотника. Бригаду формировали из нескольких человек, опытных в разных процессах, и бывшие сталевары, штамповщики и наладчицы перенимали строительный опыт рекордными темпами. Партия хвалила: "На участке сейчас вместо двух механиков трудится всего один и успешно справляется с задачей".

Иллюстрация — Газета "Горьковский рабочий", 1958 год

Напряжённый график не выдерживался, сроки срывались, рабочие простаивали без необходимой балки дни и недели, затем вынуждены были догонять и перевыполнять план. То ли работа сверху была так плохо организована, то ли жители-лентяи не хотели стараться сами для себя и работали из-под палки. Однако газеты подбадривали на трудовые подвиги и по-советски нахваливали дисциплину: "Работа на народной стройке положительно сказывается на дисциплине. Сейчас в нашей сети нет ни одного случая опоздания на работу или прогула".

В 11 утра — обед. "Группами и в одиночку люди спешат к приземистому помещению, сложенному из серого пористого кирпича. Прежде чем подойти к кассе, строители тщательно моют руки у умывальников. Столовую обслуживает маленький штат, и приготовление разнообразных кушаний ему не под силу. Вместе со строителями коллектив столовой кочует с объекта на объект. Ежедневно обслуживает около 300 человек и 120 обедов доставляет в термосах на соседний участок". Молодёжь строительная жила в общежитиях без столовой, во время работы на стройке завтрак, обед и ужин — кефир и батон. Кефир без стакана, но из стеклянной бутылочки, а батон не в нарезке, но с аппетитной горбушкой. Цитата из газеты "Горьковский рабочий" 1957 года.

Подъездное сообщество в первом пятиэтажном микрорайоне в Горьком "Лапшиха".
Фото И. Масловой, 2015 г.

Самостоятельно построить жильё люди пытались в нашей стране не однажды и по разным поводам. В общем-то, все дома построены в той или иной мере по социальному заказу жителей: общество формулирует свои требования и получает — торговые центры или ларьки около метро, коттеджи на окраине или высотки в центре. В масштабе одной семьи "народ" решает самостоятельно, что ему нужен коттедж или квартира, и, по теории народной стройки, объединяется вместе с теми, кто решил так же. Неплохая идея, жаль, что ещё испортил слишком большой масштаб.

Печальная история: города-сада снова не получилось. Со всей жёсткостью и принудиловкой народная стройка всё-таки сохраняла человеческий масштаб среды: комфортные два этажа, большие пространства, свои палисаднички. К сожалению, такой масштаб просуществовал всего несколько лет, с 1957 примерно до 1959 года, и его вытеснили более "человекоёмкие" пятиэтажки.

Идея строительного сообщества не была придумана в те переломные советские годы. В Европе и особенно в Англии часто встречалось такое, что капиталисты вкладывали средства в строительство жилья, то есть, спекулировали, собирая и удовлетворяя чужие потребности в своей ассоциации. Ни в России, ни в Союзе эта идея не получила почти никакого развития, если не считать этот двухлетний эксперимент. Капитал, который приносили заводы, вкладывался в развитие социальной базы, но жители в этом почти не участвовали. Они получали "лучшие условия" для себя — дома культуры и политпросвещения, столовые и общежития. Разрыв между тем, что хотели бы построить себе люди и тем, что строила им партия, был настолько велик, что сейчас даже сложно сказать, каков был бы социальный заказ в те года. Такая вот специфика советских отношений между заказчиком и потребителем.

Народной ли была эта стройка?

Престижная советская профессия: "Столяру хорошо, а инженеру — лучше". Модернистская иллюстрация из книги 1960-х годов.

Больше десяти лет длились поиски архитектурной формы. Испытав малоэтажную народную стройку, панели из соединённых на заводе кирпичей и кирпичные пятиэтажки, сложенные по старинке из отдельных кирпичиков на всю высоту, советская архитектура пришла к самым лучшим и удобным лёгким железобетонным панелям. После этого наконец-то началась архитектура, жилищный кризис нашёл пути решения, и проектировщики приступили к оформлению общественных пространств. Стиль, рождённый из этих экспериментов, получил название" брутализм".

Статья подготовлена Ириной Масловой для ARCHITIME.RU

Сканы газет "Горьковская правда" и "Горьковский рабочий" сделаны автором с любезного разрешения сотрудников отдела периодики Нижегородской областной библиотеки.

lib-avt.ru

Горьковский метод - это... Что такое Горьковский метод?

Горьковский метод (другое название — метод народной стройки, в обиходе самстрой, "горький метод") — применявшийся в СССР способ строительства многоквартирных жилых домов с использованием труда будущих жильцов.

Инициатором метода стал первый секретарь Горьковского областного комитета КПСС Н. Г. Игнатов. В начале июня 1957 года ЦК КПСС созвал в Горьком всесоюзное совещание по распространению этой инициативы[1].

В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 931 «О развитии жилищного строительства в СССР» от 31.07.1957  говорилось: «Одобрить почин рабочих и служащих промышленных предприятий и организаций города Горького и ряда других городов по строительству жилых домов собственными силами, как начало всенародного движения за скорейшее улучшение жилищных условий, как пример высокой социалистической сознательности. В целях развития жилищного строительства признать необходимым всемерно поощрять строительство жилых домов силами рабочих и служащих промышленных предприятий и организаций, как один из путей увеличения объемов жилищного строительства и ускорения ввода жилых домов в эксплуатацию»[2].

9 июля 1959 года было принято постановление Совета Министров РСФСР «О мерах содействия коллективному строительству многоквартирных и одноквартирных индивидуальных жилых домов». В нём предусматривалось, что рабочие и служащие могут объединяться по месту работы, при предприятиях, учреждениях и организациях в жилищно-строительные коллективы индивидуальных застройщиков для совместного строительства своими силами на началах трудовой взаимопомощи многоквартирных жилых домов по типовым проектам с сохранением прав личной собственности одного застройщика на одну квартиру[3].

На практике обычно начальник цеха предприятия получал для своих рабочих, стоявших в очереди на получение жилья, земельный участок, искал материалы и после трудовой смены на предприятии организовывал силами своего коллектива строительство домов[4][5]. В связи с тем, что такой способ получения жилья требовал работать на стройке после основной работы, в народе его прозвали «горьким методом»[1].

Примечания

См. также

dic.academic.ru

Народная стройка: 9 традиционных жилищ

Что лучше: небоскреб в деловом центре или шале на берегу реки, комната в пятиэтажной хрущевке или деревянный дом за городом?

Современным людям свойственно улучшать жилищные условия. Однако многие народы счастливы в своих национальных хижинах.

Дома с дерновыми крышами

Дания, Исландия, Норвегия

Крыши, заросшие зеленой травой, — живописная особенность скандинавских деревень. Однако живописность тут не главное: дерн, уплотняющий деревянный каркас (обычно из березовой коры) — отличная защита от холода. В Исландии до середины XX века из дерна строились не только крыши, но и стены домов с каменным основанием.

Трулли

Италия

Уникальные домики с куполами-конусами из известняка в апулийском городке Альберобелло, искусно сложенные методом сухой кладки, входят в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Исторически они строились крестьянами или пастухами из камней, найденных в поле. Такое жилище можно было быстро разобрать перед визитом королевских инспекторов, чтобы избежать уплаты налогов. Сегодня подобные домики возводят уже с использованием раствора.

Лепа


Филиппины, Малайзия, Индонезия

Практически всю свою жизнь «морские цыгане» баджао проводят в океане, в плавучих домах. В одной части дома-лодки готовят пищу и хранят снасти, а в другой спят. На сушу кочевники выбираются только для того, чтобы продать рыбу, купить рис, воду и рыболовные снасти, а также похоронить умерших.

Фале

Самоа

Населению самоанских деревень не знакомо понятие «частная жизнь». Дома без стен гарантируют полное взаимопонимание. Крыши из пальмовых листьев покоятся на столбах, расставленных по кругу и соединенных канатами из кокосовой шелухи. Есть семейные фале для жизни, большие для собраний и маленькие для отдыха.

Карааны

Иран

Причудливым обтекаемым формам скальных домов в деревне Кандован на северо-западе Ирана мог бы позавидовать Гауди, а ведь созданы они обычными людьми, просто высечены в вулканической породе. Каждый дом — в отдельной конусообразной скале. Сами же конусы образовались благодаря частым извержениям вулкана Сехенд в древности.

Хижины догонов

Мали

Идеальная деревня догонов выстроена по принципу человеческого тела. Глинобитные дома различаются по предназначению и расположению. Голова — тогуна, дом для мужских собраний. В груди и животе — семейные домики с остроконечными крышами. На месте гениталий — жертвенные алтари. Руки — дома, куда женщины уходят во время менструаций.

Дома Сантаны

Португалия

Предполагается, что яркие треугольные домики с покатой крышей до самой земли когда-то стояли по всему острову Мадейра, но теперь, чтобы ими полюбоваться, нужно ехать в деревню Сантана, и туристы делают это с превеликим удовольствием. Сейчас традиционные дома Сантаны используются по большей части не для жилья, а как вспомогательные постройки, где размещается скот или сельскохозяйственные орудия.

Яранги

Россия

Переносное жилище чукчей сложнее обычного чума: каркас из длинных шестов, треног и жердей, скрепленных ремнями, накрывается оленьими и моржовыми шкурами. Пространство внутри разделено на две части: хозяйственную (чоттагин), где разводят костер, дым от которого выходит через отверстие в куполе, и спальную (полог) — теплый шатер.

Тонгконаны

Индонезия

Согласно мифу народа тораджа, первый тонгконан был построен Богом на небесах. По альтернативной легенде, первые тораджа, приплывшие на Сулавеси с севера, потерпели шторм, и поврежденные лодки использовали в качестве крыш для своих домов. Отсюда якобы такая удивительная форма жилищ. Тонгконаны традиционно складываются без единого гвоздя.

Фото: Blend Images / Legion-media, Photononstop, Alamy, Hemis (x4), Age Fotostock / Legion-media, NaturePL / Legion-media

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 5, май 2017

Источник

omj.ru

Статьи -Методом народной стройки: от благодарных потомков

Автор: М. Магомедрасулов – Заместитель Министра культуры Республики Дагестан

Этот год стал особо насыщенным для нашей отрасли, особенно в вопросах проведения широкомасштабных творческих фестивалей и юбилеев деятелей культуры и искусства, налаживания творческих контактов с регионами округа и страны, участия именитых зарубежных творческих коллективов и исполнителей.

В этой гуще мероприятий и событий, в котором зачастую непосредственное участие принимает руководство республики (прим. — Дагестан), пока быть может незамеченным широкой публикой остался факт подписания Президентом республики Магомедовым М. М. Указа «Об увековечении памяти Л.Н. Толстого» и появления на одной из центральных улиц столицы Дагестана и уже, популярной и для федеральных СМИ, местности «Матлас» Хунзахского района добротных по исполнению и оригинальных по замыслу памятника и мемориала, увековечивающих память великого русского писателя Л.Н. Толстого и героя его именитой повести и нашего земляка, наиба Имама Шамиля Хаджи-Мурата.

Мемориальных объектов, которых смело можно отнести к категории нам когда-то  привычной, но уже подзабытой за последние годы – объектов, возведенных методом народной стройки. А предыстория появления их, к истинному одобрению и благодарности не только именитых потомков великого писателя, но широкой общественности Москы, Московской и Тульской областей, регионов Северного Кавказа, проста и благородна. И она, быть может, послужит подсказкой и добрым примером для тех, кто иногда очень озабочено говорит, но никак не реализует свое желание внести вклад в дело восстановления утраченных вековых добрых традиций в нашем обществе, культуре, возродить движение меценатства, которым когда-то  годилось наше Отечество.

Начну, быть может, с главного. В прекрасный осенний день, 184 года тому назад, благодатная тульская земля подарила миру человека, который стал олицетворением достойного отношения к Родине, образцом выразителя искренних чувств патриотизма к своей земле и народу, великим мастером слова – мощного и древнейшего оружия человечества, уникального инструмента для выражения мыслей человека, его жизненных позиций.

«Мир, возможно, не знал другого художника, в ком вечно эпическое, гомеровское начало было бы так же сильно, как у Толстого. В творениях его живет стихия эпоса, ее величавое однообразие и ритм, подобный мерному дыханию моря, ее терпкая, могучая свежесть, ее обжигающая пряность, несокрушимое здоровье, несокрушимый реализм», — писал Томас Манн.

Уже в юные годы у Льва Толстого обнаружились исключительные способности к изучению иностранных языков. Позднее сестра писателя рассказывала, что профессор Мирза Мухаммед Али Казембек, с которым Толстой занимался турецким и татарским языками, находил его способности к усвоению языков необыкновенными. Решив стать дипломатом, Толстой успешно выдержал экзамены по истории, географии, математике, статистике, русской словесности, логике, английскому, французскому, немецкому, латинскому, арабскому, турецкому и татарскому языкам и в 1844 г. поступил в Казанский университет на отделение восточных языков философского факультета.
Л.Н. Толстой уже в свои в 18 лет сформулировал для себя свой жизненный манифест. Эти «правила для развития воли, деятельности, памяти и умственных способностей», направленные также на обуздание чувств самолюбия и корысти, достаточно универсальны и оттого и сегодня для нас не теряют актуальности.

В 1851 г. старший брат Николай, офицер действующей армии, уговорил Толстого ехать вместе на Кавказ. Почти три года Лев Николаевич Толстой прожил в казачьей станице на берегу Терека, выезжая в Кизляр, Тифлис, Владикавказ и участвуя в военных действиях, сначала добровольно, потом был принят на службу. Кавказская природа и патриархальная простота казачьей жизни, поразившая Толстого по контрасту с бытом дворянского круга и с мучительной рефлексией человека образованного общества, дали материал для многих его известных миру произведений.
Вернувшись в Россию, Толстой записал в дневнике, что полюбил этот «край дикий, в котором так странно и поэтически соединяются две самые противоположные вещи – война и свобода». Как писал Н.Г. Чернышевский «Первые произведения Л. Толстого поразили литературных критиков смелостью психологического анализа и развернутой картиной „диалектики души“. Осенью 1856 г. Лев Николаевич Толстой, имея орден Св. Анны с надписью «За честь» и две медали: серебряную «За защиту Севастополя 1854–1855 гг.» и бронзовую «В память Восточной войны 1853– 1856 гг.», выйдя в отставку, уехал в Ясную Поляну.

Пронизанная искренностью и преданностью любовь к Отечеству и высокие и добрые помыслы и поступки, мужество, достойное подражания, и обаяние личности, эпический талант и филигранное мастерство владения словом – это лишь некоторые штрихи портрета русского писателя и мыслителя, чья жизнь прошла в неустанных поисках правды. «Больше всего меня поразило в Толстом то, что он подкреплял свою проповедь делами и шёл на любые жертвы ради истины. Он был самый честный человек своего времени. Вся его жизнь – постоянный поиск, непрерывное стремление найти правду и воплотить её в жизнь. Толстой никогда не пытался скрыть правду, приукрасить её; не страшась ни духовной, ни светской власти, он показал миру вселенскую правду, безоговорочную и бескомпромиссную» – пишет о нем великий Махатма Ганди.

Годы перелома, командировки на Кавказ, общение с представителями разных слоев российских народов круто изменили личную биографию писателя, обернувшись разрывом с социальной средой. Это отразилось и в его творчестве – эпохальном. Неповторимом и пропитанном любовью к простому российскому народу.
Бурной реакцией в обществе в те годы сопровождались высказываемые Толстым призывы к прямому и безотлагательному следованию христианским заповедям. В особенности широко обсуждалась его проповедь непротивления злу насилием, ставшая импульсом к созданию целого ряда художественных произведений. Его проза стоит среди всех времен – пишет Стефан Цвейг — и в наши дни извечной, безначальной, непреходящей, как сама природа, неощущаемая даже как искусство.

Произведение, которое по праву называют жемчужиной позднего творчества Л. Н. Толстого, «Хаджи-Мурат» как в зеркале отразило лучшие человеческие и творческие стороны бытия и мышления великого писателя.
В нем писатель органично сочетал свои философские взгляды и художественное правдоподобие. Несомненно, повесть можно назвать документальной, поскольку она точно передает хронологию событий и дух того времени, помимо этого, автор сумел передать читателю тот особенный исламский дух, которым пронизана была вся жизнь горцев.

Толстой пишет не историю человека, не историю войны, а человеческие чувства. Хаджи-Мурат предстает как человек, верный своему религиозному долгу. Хаджи-Мурат показан Толстым именно как праведный мусульманин – он набожен, соблюдает обязательные молитвы, которые тоже являются прямой обязанностью истинного мусульманина, он воюет за веру. Сам Хаджи-Мурат говорит, что «надел чалму для спасения души». Помимо этого, Хаджи-Мурат верен своей семье, он и перешел к русским для того, чтобы вызволить семью. Толстой изображает его как праведного человека, любящего Бога, соблюдающего моральные нормы своей веры – а это в любом случае достойно восхищения, хотя для толстовской этики неприемлемы понятия войны за веру.

Он пишет о человеке-герое, о человеке, зажатом между выбором – Шамиль или император Николай. И если первый – царь духовный, то второй – царь сильный. Эта кавказская повесть по праву может считаться одной из лучших толстовских повестей по своей предельной простоте, ясности, прозрачности и документализму. Толстой начал писать повесть в 1896 г. «Татарин на дороге. Хаджи-Мурат», – отметил Толстой в записной книжке 18 июля 1896 г. после прогулки в окрестностях Пирогова, где он гостил у брата С.Н. Толстого.
Первоначальная редакция повести называлась «Репей». Однако повесть перерабатывалась в течение нескольких лет. «Когда я пишу историческое, я люблю быть до малейших подробностей верным действительности», – писал Л. Толстой. Для одного только первого наброска «Хаджи-Мурата» он ознакомился с сочинениями, в которых насчитывалось около 5000 страниц. В повести нашли отражение исторические документы, печатные и архивные источники – труды Л. Зиссермана, генерал-фельдмаршала князя А.И. Барятинского, князя М.С. Воронцова и рассказы кавказцев, А.П. Андреева, Е.А. Вердеревского и мн. др. Повесть имеет десять редакций с многочисленными вариантами. С 1898 по 1901 г. замысел «кавказской истории» не отпускает Толстого.
В 1901 г. работа возобновляется. Толстой пишет «то с охотой, то с неохотой и стыдом». 29 июня 1902 г. он сообщает брату Сергею Николаевичу: «Я теперь пишу обращение к рабочему народу… Когда кончу, хочу кончить рассказ о Хаджи Мурате. Это баловство и глупость, но начато и хочется кончить». С 6 августа по 23 сентября 1902 г. – самый плодотворный период работы. 11 октября 1902 г. Толстой написал В.Г. Черткову: «Кончил Хаджи-Мурата, который в неотделанном вполне виде отложил и при жизни не буду печатать». 10 ноября 1902 г. повесть читалась вслух в Ясной Поляне приехавшим в этот день М.А. Стаховичем.

«Толстой – это великий урок. Своим творчеством он учит нас, что красота возникает живою и совершенною из правды.» писал в те годы Анатоль Франс. Но и после этого «Хаджи-Мурат» продолжал владеть творческим сознанием Толстого. 6 мая 1903 г. он пишет М.Л. Оболенской: «Пересматривал „Хаджи-Мурата“. Не хочется оставить со всеми промахами и слабостями, а заниматься им на краю гроба, особенно когда в голове более подходящие к этому положению мысли, – совестно. Буду делать от себя потихоньку».
Переделки и поправки текста были закончены в декабре 1904 г. «Хаджи-Мурат» появился впервые в печати в «Посмертных художественных произведениях Л.Н.Толстого» в 1912 г. с большими цензурными пропусками. И, как будто предвещая сегодняшний день, Расул Гамзатов пишет: «Ведь каждое литературное произведение имеет свое назначение и звучит в свое время, поэтому многие строки, написанные писателями много лет назад, сейчас для нас еще ближе…»

Прошло около 150 лет с тех событий, о которых поведал миру Лев Николаевич. Инициативная группа из города Тулы, родины Л.Н. Толстого, и земляки разных поколений не раз обращались к руководству Республики Дагестан за поддержкой и помощью в воссоединении и захоронении останков главного героя последней повести Толстого – Хаджи-Мурата, по волею судьбы оказавшихся на древней азербайджанской земле..
Именно это обстоятельство и бесплодность многолетней переписки с различными федеральными ведомствами, зачастую порожденная человеческим бездушием, породили мысль поставить Памятный Камень Хаджи-Мурату и всем погибшим во всех кавказских войнах на территории Музея-заповедника «Ясная поляна».

В 2009 г. было написано письмо к Президенту Республики Дагестан и подан на рассмотрение и утвержденный директором музея-усадьбы Л.Н. Толстого «Ясная Поляна» проект «Памятный Камень Хаджи-Мурату». Инициатива была одобрена руководством республики. На выбор и транспортировку камня были выделены финансовые средства.

Следует подчеркнуть, что до этого времени памятные камни в Яснополянском музее и филиалах не устанавливались, даже на могиле Л.Н. Толстого нет камня. Директор музея «Ясная Поляна» с известным писателем Андреем Георгиевичем Битовым окончательно сформировали концепцию этого мемориала. В марте 2010 года Г. Л. Опарин, один из активных инициаторов данного проекта, отправился в Дагестан выбирать камень, который должен был навечно встать на краю поля, в Пироговских имениях графов Толстых. Там, где Лев Николаевич встретил изломанный крестьянским плугом, но непобежденный куст татарника и вспомнил о Хаджи-Мурате. К поиску активно подключилась администрация и общественность Хунзаха – родины героя. Найденный камень изначально весил около 37 тонн.

Геннадию Опарину с научным сотрудником отдела Игорем Пешехоновым пришлось послойно, по всей длине камня сбить около семи тонн. Большую помощь в этом оказали руководство и сотрудники «Мостотряда». Это была настоящая, бескорыстная интернациональная помощь. Камень был загружен в полуприцеп и с водителями Хамзатом и Мухтаром поехали в Пирогово. Здесь мегалит и был установлен в специально подготовленный железобетонный стакан-фундамент. У подножья на черно-серой гранитной плите выбита надпись на русском и арабском языках: «Да примирит и упокоит Всевышний души всех погибших в кавказских войнах».

У Камня поочередно служили поминальный молебен по погибшим на Кавказе, и единоверцы, и приехавшие из Дагестана и Чечни. Отсюда, из срединной России, молились о погибших в кавказских войнах единоверцах православный игумен, польский ксендз и тульский имам. Молились в присутствии многочисленных потомков Льва и Софьи Толстых, собравшихся из многих стран мира. вместе с земляками Хаджи-Мурата и кунаками Льва Толстого.

Это стало символом общности людей разных стран, языков и представлений о Всевышнем, разных уровней образования и достатка. Оно стало образной живой моделью России и мира. Теперь на краю русского черноземного поля в Пироговских имениях графов Толстых высится кавказская скала, как символ нерушимости дружбы и единства народов нашей великой многонациональной страны.

В рамках проводимой работы по увековечению памяти Л.Н. Толстого с идеей проведения конкурса тематических сочинений среди учащихся школ Московской и Тульской областей и г. Москвы выступил академик Шамиль Гимбатович Алиев. 
Целью данного проекта было привлечение внимания подрастающего поколения к бесценному творческому наследию Льва Толстого, приобщение детей к его произведениям, а через них – к лучшим образам нравственно чистых, патриотичных, мужественных и благородных героев творений великого писателя. Конкурс проводился в тесном сотрудничестве с Департаментом образования правительства Москвы и Институтом открытого образования. В конкурсе участвовало ряд школ, гимназий и колледжей из всех округов Москвы.

Для отбора лучших работ школьников были сформированы Независимая предметная комиссия, Малое и Большое жюри, куда вошли известные писатели и литературоведы, общественные деятели, представляющие оргкомитет. Надо сказать, что проект был реализован отлично и имел весомый успех не только среди его участников, но и педагогов более чем 100 школ Москвы и Московской области. По результатам конкурса было определено 20 победителей в нескольких номинациях и около 100 дипломантов.
Торжественные мероприятия с награждением победителей, их учителей и отличившихся сотрудников Департамента образования правительства Москвы сопровождались концертной программой, выступлениями известных писателей и ряда почетных гостей. Кроме ценных призов и дипломов, лауреаты получили подарочные издания книг «Хаджи-Мурат» Л. Толстого, «Мой Дагестан» Р. Гамзатова и «Ахульго» Ш. Казиева.

Проект, при спонсорской поддержке Умаханова С. Д. – Главы МО «Городской округ г. Хасавюрт», президента Всемирного фонда имама Шамиля, также предпринимателя Омарова Джамала, Тоторкулова А. Х. – председателя исполкома Российского конгресса народов Кавказа и Юсупова З. К. – генерального директора ОАО «ЯТЭК», был реализован при непосредственном участии Департамента образования г. Москвы; Российского конгресса народов Кавказа, Всемирного фонда имама Шамиля. Руководителем данного проекта выступил Д.Ш. Халидов, сопредседатель Общероссийского общественного движения «Российский конгресс народов Кавказа». Работу конкурсного жюри возглавил его председатель Шапи Казиев, писатель, сценарист, лауреат международных и республиканских премий.

Почетными гостями мероприятия были Умаханов И. М-С. – зам. председателя Совета Федерации Федерального собрания РФ. Толстой П.О – тележурналист, Опарин Г. Л. – заведующий отдела Музея-усадьбы Л.Н.Толстого «Ясная Поляна» и Лермонтов М. Ю.- председатель Ассоциации «Лермонтовское наследие». Номинанты конкурса в составе 10 человек при содействии зам. председателя Совета Федерации РФ И.М-С. Умаханова и Президента РД М.М.Магомедова были приглашены на экскурсию в Республику Дагестан.

Музей «Ясная Поляна» им. Л.Н. Толстого в тоже время провел конкурс сочинений среди школьников республик Северного Кавказа на тему: «Л.Н. Толстой – мост между Кавказом и Россией». Конкурс, посвященный 160-летию поездки Л.Н. Толстого на Кавказ, проходил в ноябре 2010 – мае 2011 г. В нем участвовали команды 171 школы Дагестана, Чечни, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и РСО-Алании.
Основной целью конкурса являлась популяризация творческого наследия Л.Н. Толстого. В итоге, в Музей-усадьбу «Ясная Поляна» было прислано более 400 творческих работ различной направленности исполнения. Флэш-анимации, видеозаписи открытых уроков, ковры и панно, деревянная и керамическая скульптура, рисунки красками и карандашом, картины из пластилина, «самиздатовские» брошюрки, красочные презентационные альбомы – это лишь немногая часть того, с чем пришлось работать компетентному жюри.

Победители и призеры конкурса были награждены дипломами и подборкой специальной литературы издательства «Ясная Поляна». Кроме того, 50 наиболее ярких творческих работ были награждены почетными грамотами. Все без исключения участники конкурса получили благодарственные письма от Музея-усадьбы «Ясная Поляна».
Расул Гамзатов в одном из своих интервью как-то  сказал: «К сожалению, оказалось, что только война может востребовать и воспеть людей чести и совести, оказавшихся не у дел в мирное время. К счастью, теперь в России и в мире о Дагестане узнали… и как о Родине героев, которые способны отстоять честь и достоинство своей земли… Я предлагаю поставить мемориал памяти погибшим на этой войне….».

Эти слова послужили символическими предсказаниями для тех кто начал вкладывать свои сбережения и усилия в дело возведения великолепных памятных символов в знак благодарности потомков одному из самых читаемых сегодня в мире российских авторов — Льву Толстому. Руководителем интересного проекта, памятника Л. Толстому и герою его повести «Хаджи-Мурат», который украсил одно из оживленных мест центра столицы Дагестана – Парк им. Ленинского комсомола и ул. М. Гаджиева стал Джамал Омаров – предприниматель. Увековечил на камне образы великого русского писателя Льва Толстого и героя его произведения – одного из видных воинов и соратников имама Шамиля молодой и перспективный скульптор Шамиль Канайгаджиева.

Руководителем другого проекта-мемориала, посвященного памяти писателя Толстого и наиба Имама Шамиля Хаджи-Мурата, ставшего достоянием многих поколений не только хунзахцев и украсил великолепный памятник природы – местность «Матлас», является Сурхай Алиев – зам. председателя региональной правозащитной организации «Равноправие и защита“ и земляк легендарного Хаджи-Мурада.
Памятник, в свою очередь, олицетворяет единство и многокрасочность образов двух великих личностей, какими стали в истории наших народов Толстой и Хаджи-Мурат. Он символично передает и дух прошлых лихолетий ратной истории Отечества, и созидающую роль писательского труда во все времена человечества – кинжал и перо обрели на нем равнозначимую ценность.

Не забыты и тот, кто пером писал нашу историю, и тот, кто мечом вписал лучшие из страниц ратной истории Отечества, – летописец и наиб, писатель и защитник, хронограф и воин. Думается, что именно этот уголок древнейшей и госте»приим“ной земли хунзахской станет в скором времени местом не только паломничества гостей и туристов, но и твор»ческих встреч и писательских конференций, инициирования многих памятных проектов боевой славы наших народов, проведения многих иных культурных меро“прия»тий.
Координировали работу по созданию и реализации проектов инициативной группы в Махачкале и Хунзахе Казанби Казанбиев – зам. Председателя Счетной палаты РД; Сайгидахмед Ахмедов – зам. Председателя Народного Собрания РД; Шамиль Гимбатович Алиев – академик, Сурхай Алиев – заместитель председателя региональной правозащитной организации «Равноправие и защита» и Магомед Эльдаров, профессор, академик.

Если на памятник в Махачкале свою помощь предложили более 16 меценатов в составе которых обозначились восемь глав муниципальных образований, то все 25 спонсоров мемориала в Хунзахском районе — выходцы из района-родины наиба Хаджи-Мурада.
Оргкомитетом по реализации этих, истинно народных, проектов также открыт интернет-сайт, посвященный творчеству Толстого и Хаджи-Мурату Интересные документальные, художественные и публицистические материалы, размещенные на сайте, привлекают множество посетителей, для которых личность Хаджи-Мурата открывается во всем своем масштабе. На сайте представлены издания книги Л. Толстого на многих языках, произведения Р. Гамзатова по данной тематике; произведения в разных жанрах искусства, посвященные легендарному наибу, фильмы разных лет, фото- и архивные материалы из разных стран.

В эти дни я лично еще раз, как и миллионы его почитателей, вновь почувствовал величие, многообразие и уникальность Личности, с которой через его бессмертные произведения судьба свела меня на всю жизнь. Личности, ставшей своеобразным талисманом, визитной карточкой для России и каждого из нас на всех широтах планеты.
Эти мероприятия в очередной раз показали, насколько мало мы за эти годы смогли раскрыть многообразие его писательского дара, таланта художника богатейшей традициями культуры, публициста и одного из ярких в мире представителей института народной дипломатии.
Эти образы, запечатленные в памятниках на дагестанской земле, официальные мероприятия по открытию которых с участием потомков Л.Н. Толстого намечены на осень, думаю, станут выражением глубоких чувств любви и уважения к Гению и Воину, творениями и мужеством которых мы – потомки — всегда искренне будем гордиться.

yarcult.org

Русское традиционное жилище — Википедия

Хата — южно-русский тип жилья. Воронеж, XIX в.

Русское традиционное жилище — в русской традиционной культуре, широко бытовавшей ещё в конце XIX — начале XX веков, представляло собой сооружение из дерева — избу, построенную по срубной или каркасной технологии.

Реже, в основном, на юге, бытовали каменные, глинобитные жилища[1]. В традиционном виде к настоящему времени почти не встречается, но его традиции сохраняются в архитектуре сельского жилища, а также в дачном строительстве[2].

Основа русского национального жилища — клеть, прямоугольный крытый однокомнатный простой бревенчатый дом без пристроек (сруб) или хибара. Размеры клетей были небольшими, 3 на 2 метра, оконных проемов не было. Высота клети была в 10—12 бревен. Крылась клеть соломой. От слова клеть происходит слово клетка.

В Синодальном переводе Библии «клеть» переведена как «комната». В отличие от избы, клеть могла не иметь отопления, и её использовали не только для жилья, но и для хранения припасов (кладовка, где обитал клетник, или сарай). Отапливаемая клеть называлась изба. У богатых домовладельцев большая клеть называлась гридница. Спальня называлась ложница, или одрина. Божница — домовая церковь.

Клеть устанавливалась на подошве, то есть прямо на грунте, на столбах, режах и обрубах. Реж и обрубы — прообраз фундамента. Брёвна, как и в строениях фино-угорских и балтских народов, связывались в обло, в присек, в лапу, в замок, в ус. Брус связывался в ус, в брус, в косяк, в угол. Один ряд из брёвен или брусьев — венец. Высота клети измерялась в венцах, например, «вышиною на пятом венце». Брёвна прокладывались мхом, такое строение называлось «во мху». Полы укладывали на клади, или лежни. В подклетах пол мог быть бревенчатым или земляным. Богатые люди утепляли хоромы низкокачественным льном, пенькой, паклей. Стены и потолки обивали полотном или войлоком. Внутренняя отделка клети называлась «нарядить нутро». Внутренние стены обшивались тёсом или липовыми досками. Потолок (подволока) укладывался на матицы. Потолок из колотых пополам брёвен или брусьев. Потолок обмазывали глиной. Поверх потолка для утепления насыпали просеянную землю.

Резьба по дереву в оформлении внешнего угла дома в Санкт-Петербурге (Невский район)

Клеть с печкой — уже изба. Изба топилась по-чёрному. Дым выходил через деревянный дымоход (дымница) или через открытые окна и двери. У бедных людей избы были чёрными и позёмными, то есть установленные прямо на земле. Кроме печи, в избе располагались лавки вдоль стен, в центре располагался обеденный стол. Неотъемлемым элементом избы считались сундуки (для одежды и утвари). На стенах помещались полки. Очень поздно (XIX век) в интерьер избы вошли стулья и шкафы.

Окна у чёрной избы от 6 до 8 вершков длины, 4 вершка ширины — предназначены для выпуска дыма. Располагались почти под потолком, рам не имели. Такие окна назывались волоковыми — их заволакивали доской или специальной крышкой. У зажиточных людей напротив избы устанавливалась клеть с волоковыми окнами — летнее жилище. Крытый переход между избой и клетью — сени. Под клетью располагался глухой подклет (мшаник), в котором содержался скот или устраивалась кладовая.

У богатых людей избы белые — с дымоходом.

Хоромы — совокупность строений в одном дворе. Все строения ставили отдельными группами, которые соединялись сенями или переходами. Таким образом, хоромы состояли из нескольких особняков. Цари (князья) жили на верхних этажах. Нижние этажи вначале назывались порубы, а потом подклет. Хоромы строились без определённого плана. Избы, горницы, сени, крыльца пристраивались к существующим зданиям по мере необходимости и там, где это было удобно хозяину. На симметрию здания внимания не обращали. Большие хоромы укрепляли железом: скобами, наугольниками, подставами и так далее. Хоромы делились на:

Покоевые хоромы[править | править код]

Покоевые (постельные) хоромы — жилые помещения. Обычно три или четыре горницы: передние сени, крестовая, или моленная, и постельная. Кроме этих помещений, могли ещё быть: передняя комната, задние сени и другие. Нередко комнаты не имели специальных названий, а назывались третья (после передних сеней и передней), четвёртая и так далее. Мыльня (баня) зачастую располагалась в подклете покоевых хором. Княгинина половина, хоромы детей и родственников ставились отдельно от хором хозяина и соединялись переходами и сенями. Покоевые хоромы устраивались в глубине двора.

Непокоевые хоромы[править | править код]

Непокоевые хоромы — нежилые помещения для торжественных собраний, приёмов, пиров и так далее. Непокоевые хоромы состояли из больших помещений. Их устраивали в лицевой части хором, перед жилыми хоромами. Помещения непокоевых хором назывались гриднями, столовой избой, повалушей, горницей. Около 200 лет зал Грановитой палаты площадью 495 м² оставался самым большим залом в русской архитектуре.

Хозяйственные постройки[править | править код]

Третья часть хором — хозяйственные постройки: конюшни, амбары, портомойни (прачечные), оружейные, стряпные избы и так далее. Для сушки белья над портомойнями строили открытые обрешеченные терема.

Двухэтажный дом на нежилом подклете. С наружной стороны стена подклета без окон. Вторая половина XIX века. Этнографический музей народов Забайкалья

Подклет — нижний этаж дома, хором. В подклете жили слуги, дети, дворовые служители. В подклетах размещались погреба. Скотница — кладовая с казной, то есть имуществом. Князи и цари устраивали казну в подклетах каменных церквей. Жилые подклеты с волоковыми окнами и печами, нежилые — с глухими стенами, зачастую без дверей. В таком случае вход в подклет устраивался со второго этажа.

Статья или раздел содержит противоречия и не может быть понята однозначно.

Следует разрешить эти противоречия, используя более точные авторитетные источники или корректнее их цитируя. На странице обсуждения должны быть подробности.

Горница — неотапливаемая, чистая комната в крестьянском жилище у народов Восточной Европы. Горница устраивалась на втором этаже — над подклетом. Само слово горница означает горнее (ср. гора), то есть высокое место. Горенка в письменных источниках упоминается с 1162 года.

Эх, да уж как Ванюшка
По горенке похаживаетнародная песня «Порушка-Параня»

Горница от избы отличалась красными окнами. Красное окно — большое окно с рамой, или колодой. Красные окна могли сочетаться с волоковыми окнами. Горница от избы также отличалась печью. Печь в горнице круглая или четырёхугольная, с изразцами, наподобие голландской, в избе печь русская. Горницы делились стенами на комнаты — чуланы и каморки.

Светлица — горница с красными окнами. Окон в светлице было больше, чем в горнице. Светлица — самая светлая, освещённая комната жилища. Окна в светлице прорубались в трёх или всех четырёх стенах. В горнице окна устраивались в одной или двух стенах. И в светлице, в отличие от горницы, нет печи, точнее, топочной части печи. Только тёплый печной бок или дымоход, заштукатуренный и побелённый или раскрашенный. Светлицы чаще всего устраивались на женской половине дома. Они использовались для рукоделий или других работ.

Терем (чердак-чертог, вышка) — третий (или более высокий) этаж хором, расположенный над горницей и подклетом. В теремах красные окна устраивались во всех стенах. К теремам пристраивались башенки — смотрильни. К терему всегда применялся эпитет «высокий». Вокруг теремов устраивали гульбища — парапеты и балконы, огороженные перилами или решётками.

Сени — крытое пространство (переходы) между клетями, избами, горницами. Сени были неотъемлемой частью княжеских хором, поэтому зачастую княжеский дворец в древности назывался сенями, сенницей. В XVI и XVII веках было распространено выражение «у государя на сенях». Сенник — неотапливаемые сени, с небольшим количеством волоковых окон. В летнее время использовался как спальня. На крышу сенника не насыпалась земля, как это делалось в отапливаемых помещениях. Сенники использовали для устройства брачной постели. Земля над головой не должна была напоминать о предстоящей смерти. На женской половине дома сени устраивали большего размера. Они использовались для девичьих игр и развлечений. В сенях устраивали кладовые, над сенями настраивали вышки, а снизу подсенье. Сени, расположенные вне общей крыши, не покрытые, или крытые навесом назывались переходом или крыльцом.

Двускатная кровля. На крючках курицы лежит водосток. 1861 год постройки. Этнографический музей народов Забайкалья

Кровлю связывал продольный брус — князь (князёк) или конь (конёк). К этому брусу крепились стволы деревьев с закрючинами — курицы. На крючья курицы укладывали свесы, водостоки. Кровля обрешёчивалась и накрывалась тёсом и берестой. В хоромах кровля устраивалась шатром — со скатами на четыре стороны. Под князем устанавливался бык. Также кровли сводились в виде бочек и кубов. Зачастую в одном хороме сочетались все виды кровли. Крыши часто делались с изломом внизу — с полицами. Полицы также могли располагаться между этажами, они делались из досок с фигурным окончанием. Кровля перекрывалась мелкой решёткой, и сверху накрывалась «в чешую». Кровля в чешую обычно окрашивалась в зелёный цвет. На вершине кровли устраивалась прапорица — флюгер, на князе устанавливались резные гребни. Верхние чердаки строились не только на четыре, но и на шесть и восемь стен.

Крыльцо для клетей устанавливались на брёвнах, или на подрубах. Лестницы клали на тетиву, на которую устанавливали ступени. Лестницу переламывали — то есть устраивали отдыхи (площадки). Лестницы почти всегда огораживали перилами с балясинами или решётками. В больших хоромах под лестницей устраивали рундук.

Двор обносили забором — заплотом. Заплот устраивали из тёсанных брёвен. Ворота устанавливали на столбы, или столбицы. Ворота в один щит, в богатых домах — в два щита с калиткой. Иногда устраивались тройные ворота — с двумя калитками. Ворота покрывались небольшой кровлей с полицами (водостоками). Князёк крыши украшался башенками, шатриками, бочками, резными гребнями. По богато украшенным воротам судили о богатстве хозяина дома. Над воротами с наружной и внутренней стороны устанавливали иконы или крест. Например, над Спасскими воротами Спасской башни имеется ниша с иконой Спаса Нерукотворного.

В воротах могли устраивать смотровое окно. Глухие ворота — ворота без каких-либо украшений и отверстий[4].

Окно, оконце происходило от слово око (глаз). Рамы красных окон окрашивали краской. На рамы натягивали паюсный мешок рыб (откуда паюсная икра) — такое окно называлось паисным. Также использовался бычий пузырь, слюда (такие окна назывались слюдяные окончины), промасленная ткань. До XVIII века стеклянные окна (стекольчатые оконницы) употреблялись редко. Красные окна — подъёмные и отворные, волоковые окна — отворные и задвижные. Рама слюдяных окончин состояла из четырёх металлических прутов. В центре окна в свинцовый переплёт размещали самый большой кусок слюды в виде круга, вокруг располагались мелкие куски слюды разной формы и мелкие обрезки. В XVII веке слюдяные окна начали расписывать. Стекольчатые оконницы изготовлялись так же, как и слюдяные: в металлической раме и свинцовом переплёте. Применялось и цветное стекло с росписью красками.

Для защиты от холода и ветра применялись вставни, или ставни. Вставни обивались сукном, они могли быть глухими, или со слюдяными оконцами. Ночью и в морозы окна изнутри закрывались втулками. Втулка — щит размером, совпадающим с окном. Обивался войлоком и сукном. Щиты просто втулялись, или навешивались на петли и закрывались. Окон обычно три на одной стене. Окна завешивались завесами из тафты, сукна и других тканей. Завесы подвешивались к проволоке на кольца. Зачастую все три окна на одной стене задёргивались одной завесой.

Также окна были расположены достаточно высоко над землёй. Это помогало сохранять тепло в доме, сугробы не достигали уровня окна, а также это служило защитой от диких животных.

Частым украшением русского национального жилища была резьба по дереву (домовая резьба), которой украшались наличники на окнах, ставни, фронтон (чело) и балясины крыльца. Отчасти резьба напоминала славянскую вышивку и, видимо, служила магическим целям. Изображались стилизованные животные (петушки, коньки). По форме орнамент делился на геометрический и растительный. Геометрический орнамент состоял из ромбиков, равносторонних крестиков, квадратики, треугольничков, кружков. Растительный орнамент содержал более плавные формы. По исполнению резьба могла быть глухой и сквозной.

Внутреннее убранство[править | править код]

Характерной чертой русского жилища была божница в красном углу, где помещались иконы (образа). Перед иконами висела лампада, а сами иконы иногда украшались вышитыми рушниками. Этнографы предполагают, что традиция красного угла имеет дохристианское происхождение, причем раньше вместо икон на полку ставили деревянное изображение (чурку) домового. Неотъемлемой чертой русского жилища была русская печь с лежанкой и полатями. Укрытый скатертью стол украшал самовар, вокруг которого собирались на чаепитие.

Не красна изба углами, а красна пирогамиНародная пословица

Плотники зачастую назывались рубленниками. Глава плотничьей артели — плотничий староста. Каменных дел подмастерье, муроль[5] — архитектор. Вымышленник — инженер.

Образцы русской национальной архитектуры представлены в музеях:

ru.wikipedia.org

Народная стройка

Республиканские власти через частных инвесторов намерены восстановить первозданный облик некоторых исторических зданий, включенных в Красную книгу объектов культурного наследия Республики Коми. Специальная программа для потенциальных хозяев предусматривает практически полное отсутствие арендной платы, но при определенных условиях. Пока что в ней всего два объекта - дом Шарапова на Советской и здание лесозаводской школы №13 по улице Савина.

 

В здании школы сейчас нужно ремонтировать не только фасад, говорят специалисты, а по сути все отстраивать заново, да никто вобщем-то с этим и не спорит. Именно поэтому условия контракта – самые что ни на есть минимальные. 49 лет аренды, символический рубль в год. И семь лет на реконструкцию. Эта школа – памятник образованию в Коми. Её строили в складчину все горожане. Поэтому возможная реинкарнация здания станет исторической справедливостью. И, кстати, профессиональные реставраторы уже примерно обозначили фронт работ.

 

Понятно, что взяться за дело может только настоящий патриот Сыктывкара, которому небезразлично культурное наследие родного города. Впрочем (небольшая памятка коммерсантам) после возможного восстановления здесь запрещено будет лишь складировать боеприпасы и обустраивать химическую лабораторию. Все остальные законные виды деятельности естественно допустимы. Хочешь магазин открывай, хочешь ресторан. Да и схема получения контракта максимально упрощена.

 

Еще одно здание – по улице Советской - так называемый дом Шарапова. На него арендаторы уже нашлись. Кстати, после решения вопроса со школой, возможно появятся новые лоты. Так что вспомнить о своих чувствах к городу для патриотов, похоже, самое время.

 

Максим Васильев, Антон Ворожищев, телеканал Юрган

 

www.krtk.ru


Смотрите также