Догматизм что это такое


Догматизм — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 21 июня 2018; проверки требуют 2 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 21 июня 2018; проверки требуют 2 правки.

Догмати́зм (от др.-греч. δόγμα «мнение, учение; решение») — способ мышления, оперирующий догмами (считающимися неизменными вечными положениями, не подвергаемыми критике) и опирающийся на них.

Для догматизма характерны некритичность по отношению к догмам (отсутствие критики и сомнений) и консерватизм мышления (неспособность воспринимать информацию, противоречащую догмам), слепая вера в авторитеты.

Термин «догматизм» применяется в сфере политики, религии и философии.

Религиозный догматизм характерен для религий, требующих веры в догматы, утверждаемые в качестве непреложных истин и обязательных для всех верующих.

В философии догматизмом называется характеристика философского учения или разновидность философских учений. Философское учение догматично, если оно принимает какие-либо основоположения в качестве абсолютно достоверных и соответствующих действительности без какой-либо предварительной проверки и возможности изменения. Несовместимыми с догматизмом учениями являются скептицизм и критицизм.

Скептицизм[править | править код]

Происхождение самого философского термина «догматизм» связано с античной философией. Древнегреческие скептики (Пиррон и Секст Эмпирик), отрицая возможность достижения истинного знания, называли «догматиками» всех философов, выдвигавших и защищавщих какие бы то ни было утверждения (догмы) о вещах как таковых (субстанциях). Быть может, обо всём познаваемом желательно говорить «мне так кажется». Быть может, стоит сомневаться в том, что есть на самом деле.

Пирронисты (скептики) эпохи Возрождения и раннего Нового времени критиковали с помощью скептических аргументов и обвиняли в догматизме разные учения, прежде всего перипатетиков (то есть схоластов, которые считались последователями Аристотеля).

Критическая философия[править | править код]

В Новое время Иммануил Кант назвал «догматической» всю рационалистическую философию от Декарта до Христиана Вольфа за создание философских учений без предварительного исследования возможностей и предпосылок знания, исследования пределов познавательных способностей человека, то есть без решения вопроса о том, насколько человек способен познать истину. Изложенная им в «Критике чистого разума» критическая философия положила начало философскому критицизму.

Начиная с утверждения, что прежде построения философской системы необходимо подвергнуть критике наши познавательные способности, Кант приходит к выводу, что познающий субъект не может познать вещи сами по себе, а познаёт только явления, закономерности организации которых принадлежат самому познающему субъекту. Поэтому метафизика как догматическое положительное знание о вещах самих по себе невозможна.

Гегельянство и марксизм[править | править код]

Г. В. Ф. Гегель также критиковал догматическую метафизику, собственно в его философии термины «догматизм» и «метафизика» являются синонимами. В понимании Гегеля догматизм — это односторонне рассудочное мышление, которое догматически принимает только одну сторону диалектического противоречия и, как таковое, противостоит диалектике.

Догматизм в более узком смысле состоит в том, что удерживаются односторонние рассудочные определения и исключаются противоположные определения <…> диалектическое мышление <…> не имеет в себе таких односторонних определений и не исчерпывается ими, а как целостность, содержит внутри себя совместно те определения, которые догматизм признает в их раздельности незыблемыми и истинными[1].

Эта критика догматизма была воспринята от Гегеля и диалектическим материализмом.

В политической сфере «догматизм» является расхожим политическим клише. В частности, коммунисты использовали ярлык догматизма в паре с ярлыком ревизионизма: «ревизионизм» означал недопустимую степень изменения марксистского учения, а «догматизм» — недопустимую неизменность.

ru.wikipedia.org

Догматизм - это... Что такое Догматизм?

Догмати́зм (др.-греч. δόγμα — мнение, учение, решение) — способ мышления, оперирующий догмами (считающимися неизменными вечными положениями, не подвергаемыми критике) и опирающийся на них.

Для догматизма характерны некритичность по отношению к догмам (отсутствие критики и сомнений) и консерватизм мышления (неспособность воспринимать информацию, противоречащую догмам), слепая вера в авторитеты.

Термин «догматизм» применяется в сфере политики, религии и философии.

Религия

Религиозный догматизм характерен для религий, требующих веры в догматы, утверждаемые в качестве непреложных истин и обязательных для всех верующих.

Философия

В философии догматизмом называется характеристика философского учения или разновидность философских учений. Философское учение догматично, если оно принимает какие-либо основоположения в качестве абсолютно достоверных и соответствующих действительности без какой-либо предварительной проверки и возможности изменения. Несовместимыми с догматизмом учениями являются скептицизм, критицизм и диалектика.

Скептицизм

Происхождение самого философского термина «догматизм» связано с античной философией. Древнегреческие скептики Пиррон и Зенон, отрицая возможность достижения истинного знания, называли «догматиками» всех философов, выдвигавших и защищавщих какие бы то ни было утверждения (догмы) о вещах как таковых (субстанциях) . Быть может обо всём познаваемом желательно говорить «мне так кажется».Быть может стоит сомневаться в том, что есть на самом деле.

Пирронисты (скептики) эпохи Возрождения и раннего Нового времени критиковали с помощью скептических аргументов и обвиняли в догматизме разные учения, прежде всего перипатетиков (то есть схоластов, которые считались последователями Аристотеля).

Критическая философия

В Новое время Иммануил Кант назвал «догматической» всю рационалистическую философию от Декарта до Христиана Вольфа за создание философских учений без предварительного исследования возможностей и предпосылок знания, исследования пределов познавательных способностей человека, то есть без решения вопроса о том, насколько человек способен познать истину. Изложенная им в «Критике чистого разума» критическая философия положила начало философскому критицизму.

Начиная с утверждения, что прежде построения философской системы необходимо подвергнуть критике наши познавательные способности, Кант приходит к выводу, что познающий субъект не может познать вещи сами по себе, а познаёт только явления, закономерности организации которых принадлежат самому познающему субъекту. Поэтому метафизика как догматическое положительное знание о вещах самих по себе невозможна.

Вопрос догматического мышления и его устранения детально разобран также тут[1]

Гегельянство и марксизм

Г. В. Ф. Гегель также критиковал догматическую метафизику, собственно в его философии термины «догматизм» и «метафизика» являются синонимами. В понимании Гегеля догматизм — это односторонне рассудочное мышление, которое догматически принимает только одну сторону диалектического противоречия и, как таковое, противостоит диалектике.

Догматизм в более узком смысле состоит в том, что удерживаются односторонние рассудочные определения и исключаются противоположные определения <…> диалектическое мышление <…> не имеет в себе таких односторонних определений и не исчерпывается ими, а как целостность, содержит внутри себя совместно те определения, которые догматизм признает в их раздельности незыблемыми и истинными[2].

Эта критика догматизма была воспринята от Гегеля и диалектическим материализмом.

Политика

В политической сфере «догматизм» является расхожим политическим клише. В частности, коммунисты использовали ярлык догматизма в паре с ярлыком ревизионизма: «ревизионизм» означал недопустимую степень изменения марксистского учения, а «догматизм» — недопустимую неизменность.

Примечания

См. также

Литература

dic.academic.ru

что это такое в философии, в науке

Догматизм – это концепция мышления человека, которое настраивает его принимать понятия, факты, формулировки с позиции догмы, оперируя очевидностью того, о чем рассуждают, устарелыми данными, не учитывая нового и изменяющегося. Догматическая концепция не имеет стремления воспринимать и познавать новое, научно предопределенное, избегает творческого развития, противоположно критическому восприятию, в основном отстранено от реальности.

Понятие догматизм берет начало в Древней Греции, благодаря философам Зенону и Пиррону, которые рассматривали догматической всякую философию.

Что такое догматизм

Понятие догма говорит необходимости восприятия чего-либо изначально истинным, без критики, научно не изучая и не обосновывая, в основном полагаясь на веру в религии или авторитет. Изначально это понятие выглядело в контексте религиозного понимания: в христианстве истинно было принятие единственности Бога, его непогрешимости и всесильности; в иудаизме – неоспорима идея о реинкарнации и карме.

Догматизм возникал одновременно с развитием религиозных концепций, которые призывали верующих безоговорочно принимать за истину все вероучения, категорически запрещалось вольная трактовка предложенных религиозных догм и считалась в глазах церкви ересью.

Догматизм в науке рассматривается не столько, как некая концепция взглядов, ее характеристики и особенности, а как необходимость сохранить в устойчивом, неизменённом виде эти взгляды и выводы, не поддавая их критике. С гносеологической точки зрения понятие догматизм возникло из неосознанного игнорирования изменений и динамичности развития, преувеличенного восприятия истинности утверждаемого, избегания проверки и логического объяснения.

Психологические корни догматической концепции лежат в том, что мозг инертный, ему легче принять истину, чем объяснять ее. Существует склонность к стереотипному восприятию, предрасположение скорее к консервативному прошлому, чем к творческому и неизвестному настоящему и будущему.

С социальной стороны догматизм проявляется в желании сберечь текущее положение дел, оставить в неприкосновенности индивидуальный или групповой статус. Догматизму противопоставлено мышление, основанное на факте конкретности истины, ее определенности в рамках функционирования, условий формирования, целей, времени и места применимости.

Догматическое мышление из своей принципиальной позиции извращает суть первоначальных моральных позиций, так как автоматически перелаживает функции присущего данной ситуации морального принципа на другие ситуации, в результате чего теряется ее значение, возможно, превращается в ее противоположность. Например, добро воспринимается злом, если оно есть причиной безнаказанности преступлений.

По сути, догматическое мышление присуще для консервативного морального сознания категории человечества, которое привержено к идее абсолютизму: существования постоянно действующих моральных и универсальных принципов, которые против социального прогресса. Примером тому есть религиозный догматизм, суть которого в твердом утверждении благодатности моральных принципов веры, откровения с одновременным игнорированием довода разума, критического мышления, развития науки. Часто догматизм проявляется через фанатизм или формализм. При догматическом, абстрактном мышлении в изучении теоретических, исторических, политических проблем не берутся во внимание факторы времени и места.

Причиной кризисных моментов в экономике, духовной сфере и социальной может являться догматизм. То, что не соответствует нормам, слаженным канонам и догмам нашего понимания и восприятия считается подозрительным и подлежит сомнению. Истоками такого мышления есть непрофессионализм и приспособленчество.

Догматизм в философии

Догматизм в науке, философии оценивается характеристиками философских теорий или их разновидностью. Догматичным считается учение, какое выбирает какое-нибудь объяснение в качестве истины без предварительного анализа, не допуская изменений.

Понятие догматизм после Зенона и Перрона изучало много мыслителей. Философ И.Кант определял его не как всю философию в целом, а как некоторое познание не ориентированное на исследование его условий и возможностей. Гегель, один из творцов диалектической философии, понимал догматизм как абстрактное мышление.

Философский догматизм проистекает из ограниченного восприятия и доверчивости к тому, что без особой подготовки с элементарными знаниями, он может постичь истину и решить сложнейшие задачи, что становятся перед ним. Такой подход, определенный наивной верой, был предречен на множество ошибок и иллюзий, привел человека к глубокому разочарованию к своей способности познания. В следствие такого разочарования, возник диаметрально противоположный стиль мышления - скептицизм (отрицание всякой вероятности познать истину). Его еще называют в нынешней культуре релятивизмом. Скептики Перрон и Зенон называли догматиками всех философов, которые пробовали утверждать свои умозаключения как достоверные, они противопоставляли этому сомнение и нереальность в принципе узнать истину.

Решением этих двоих диаметральных позиций стало изучение границ возможностей познаний человека. Такой взгляд был назван Кантом как критицизм. Он уверял, что с периода Аристотеля догматическим мышлением метафизической науки не было обосновано ни одной идеи из логики и психологии, также уверял, что скептицизм также однобок, как догматизм. Кант критиковал философское учение от Декарта до Вольфа, называя его догматическим. Критикуя догматическое мышление, Кант заявлял, что индивид не может постичь вещи и явления просто так, потому что они существуют. Ни догматизм, ни скептицизм ничему не учат, сверх того, понятие догматизм становится по сути скептицизмом в силу своей однобокости.

Догматизм не может познать настоящих причин возникновения реальных проблем, не изучая их с позиции сегодняшнего и прошлого, в совокупности с разными проблемами, а просто налагая на существующий факт готовые идеи, постулаты, догмы, логические умозаключения. Это нередко провоцирует возникновение ложных проблем, что отдаляет или делает сложным решение настоящих проблемных ситуаций.

Между догматизмом и скептицизмом стал Г.Гегель со своим диалектическим методом. Диалектизм отличается от догматизма тем, что не хранит в себе односторонних умозаключений. Догматики всегда из одних умозаключений выводят другие, игнорируя факты из настоящей жизни. Последовательно «антидогматичной» стала марксистская философия, которая объясняя действительность, служит ее изменению. Такое понимание философской действительности исключает догматизм.

Догматизм в науке препятствует ее дальнейшему прогрессу, так как руководствуется устаревшими или однобокими теориями, откровенно неправильными понятиями. Так, догматическое мышление общества обернулось трагически для Дж.Бруно, Галилео, долго шла борьба против эволюционной теории Дарвина. Догматизм в науке, политике, социуме является тем обстоятельством, что тормозит развитие.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

psihomed.com

Догмат — Википедия

До́гма́т[1][2][3], или до́гма (др.-греч. δόγμα, δόγματος[4] «мнение, решение, постановление») — утверждённое церковью положение вероучения, объявленное обязательной и неизменяемой истиной, не подлежащей критике (сомнению).

История использования термина «догмат», «догма»[править | править код]

В истории были периоды, когда термин «догмат» использовался в различных смыслах, отличных от современного понимания этого термина[5].

  • В античной литературе у Цицерона словом dogma обозначались такие доктрины, которые, будучи общеизвестными, имели значение неоспоримой истины.
  • «Аттическими догматами» христианские писатели, например, Ориген и св. Исидор, называли некоторые выводы Сократа.
  • Учения Платона и стоиков также именовали «догматами».
  • У Ксенофонта «догматом» называется начальственное распоряжение, которому все, и командующие, и простые воины, должны беспрекословно подчиняться.
  • У Геродиана «догмат» — определение сената, которому беспрекословно должен подчиниться весь римский народ.
Этот смысл термин сохранил и в греческом переводе 70 толковников, где в книгах пророка Даниила, Эсфири, Маккавейских словом δόγμα называется царский указ, подлежащий немедленному исполнению, а также закон царский или государственный, безусловно обязательный для каждого подданного.

Наконец, в книге Деяний (Деян. 15:20-28) в первый раз словом δόγμα обозначаются те определения церкви, которые должны иметь непререкаемый авторитет для каждого её члена. Из употребления этого слова у Игнатия Богоносца, Кирилла Иерусалимского, Григория Нисского, Василия Великого, Иоанна Златоуста, Викентия Лиринского и других Отцов Церкви понятие о догмате выясняется с большей подробностью:

  1. Догмат — есть непререкаемая божественная (данная через божественное откровение) истина, и в этом смысле догматы веры называются Божьими (δόγμα τοΰ Θεοΰ), Божественными (δόγμα Θεία), Γосподними (δόγμα τοΰ Κυρίου). Они противопоставляются продуктам человеческого, особенно так называемого спекулятивного мышления и личным мнениям.
  2. Догмат — есть истина, относящаяся к внутреннему существу религии, т. е. истина теоретического, или созерцательного, учения веры, чем он отличается от правил жизни, или практической деятельности христианина.
  3. Будучи происхождения божественного, догмат — есть истина, определяемая и формулируемая Церковью, потому догматы обыкновенно называются догматами Церкви (τά τής έκκλησίας δόγματα), или догматами церковными (τά έκκλεσιαστικά δόγματα).
  4. Догмат — есть истина, безусловное признание которой совершенно необходимо для христианина, чтобы по праву причислять себя к составу Церкви.

Таким образом, основные свойства догматов в православии (и христианстве), рассмотренные здесь ниже, вытекают из святоотеческого понимания содержания догмата.

Термин «догмат» в собственном значении употребляется преимущественно в христианстве и обозначает теологическую, богооткровенную истину, содержащую учение о Боге и Его домостроительстве[6], которое Церковь определяет и исповедует, как неизменное и непререкаемое положение веры[7].

В православии существует два подхода к пониманию того, где принимаются догматы[8]. Согласно первому из них, догматами, в строгом смысле этого слова, могут быть названы только те непререкаемые положения православной веры, которые утверждаются на Вселенских соборах, где они получают догматические формулировки[9]. Согласно второму подходу, догматом следует называть всякое неоспоримое и обязательное положение православного вероучения[8]. В этом случае догматы делятся на

  • общие (догматические формулировки Вселенских соборов) и частные (выводимые из общих),
  • раскрытые (обсужденные и утвержденные на Вселенских соборах) и нераскрытые (не определенные в подробностях и не обсуждавшиеся на Вселенских соборах по причине отсутствия в этом необходимости и поэтому не получившие догматических формулировок, но признанные всей Православной Церковью),
  • чистые (основаны только на сверхъестественном Откровении) и смешанные (основаны не только на сверхъестественном Откровении, но и на естественном разуме)[10].

Отличие понимания догмата в православии и католицизме заключается в том, что в православии догматы, принятые на Вселенских соборах (которые признаются высшей вероучительной инстанцией[11]), были ответом на появившиеся фундаментальные искажения церковного учения, а в католицизме признается необходимость появления новых догматов без этой причины[8].

Предпосылки появления догматов[править | править код]

Православная церковь учит, что Христос сообщил и раскрыл людям всё вероучение, необходимое для их спасения. Поэтому догматы не могут внезапно возникать и быть новшествами:

«Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благовествованию, которое [впрочем] не иное, а только есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово. Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема.» (Гал. 1:6—8)

Божественное учение не столько теоретично, сколько практично, поэтому Оно непостижимо уму, неочистившемуся от греховных страстей. Святой Иларий Пиктавийский подчёркивал:

«Только злоба еретиков вынуждает нас совершать вещи недозволенные, восходить на вершины недостижимые, говорить о предметах неизреченных, предпринимать исследования запрещенные. Следовало бы довольствоваться тем, чтобы с искренней верой выполнять то, что нам предписано, а именно: поклоняться Богу Отцу, почитать с Ним Бога Сына и исполняться Святым Духом. Но вот мы вынуждены пользоваться нашим слабым словом для раскрытия тайн неизреченных. Заблуждения других вынуждают нас самих становиться на опасный путь изъяснения человеческим языком тех Тайн, которые следовало бы с благоговейной верой сохранять в глубине наших душ» (О Святой Троице. 2:2). [1], [2]

Догматическая база христианской церкви[12] была сформирована в эпоху семи Вселенских Соборов, как ответ Вселенской Церкви на еретические движения, распространявшиеся в христианстве (особенно с III по IX век). Каждый догмат устанавливал как бы преграду дальнейшему развитию еретического учения, отсекал ложные направления в развитии понимания учения Церкви.

Сущность всех догматов, богооткровенная истина, уже содержалась в Священном Писании, и сначала не было необходимости в облечении христианского учения в рамки догматической системы. Однако потребность человеческого разума в лучшем, более понятном ему, логичном толковании ещё не оформленного догматически, во многих местах трудно принимаемого христианского учения привела к появлению и развитию философско-богословских школ в первые века христианства. В этих школах (главным образом в Антиохийской и Александрийской) и появились первые ереси. Для их обнаружения и искоренения периодически собирались Вселенские Соборы, на которых и устанавливались догматы — в форме кратких определений истин христианского Откровения. Они ярко и точно обличали еретические учения. Догматические соборные определения в эту эпоху обозначались греческим словом «о́рос» (греч. ὅρος — «предел», «граница»)[13], или латинским «терминус» (лат. terminus). Догмат, или орос — предел, или граница вероучения, — должен был, как граница дороги, вернуть христианскую мысль в верное русло, разграничить истинное церковное учение и еретическое.

Догмат и связанные понятия[править | править код]

Догмат и догматическая формула[править | править код]

Следует различать понятия догмата как такового и догматической формулы. Догмат в своей сущности неизменен, он содержит богооткровенную истину, данную Самим Богом, и именно поэтому его нельзя изменять по воле человеческого разума. Однако догматическая формула может изменяться. Это так называемый способ выражения вероучительной истины, словесная оболочка догмата, которая может дополняться и видоизменяться, не затрагивая при этом заключённого в ней догматического смысла (содержания). Так, формулировка догмата о Пресвятой Троице, установленного на I Вселенском Соборе, была дополнена на II Вселенском Соборе.

Догмат и теологумен[править | править код]

Наряду с понятием «догмат» в богословии существуют понятия «богословское мнение» («теологумен») и «частное богословское мнение». Теологумен — вероучительное положение, не противоречащее догматам, но не являющееся обязательным для всех верующих. Он должен основываться на Священном Писании и высказываниях святых Отцов Церкви. Частное богословское мнение при этом — размышление, мнение отдельного богослова, прямо не противоречащее догматам, не обязательно встречающееся у Отцов Церкви. Догмат таким образом стоит безусловно выше теологуменов и частных богословских мнений.

Свойства догматов[править | править код]

В православной догматике выделяются следующие свойства догматов[7]:

  1. Теологичность (вероучительность) — свойство догматов по содержанию, то есть что догмат содержит только учение о Боге и Его домостроительстве. В догматах не определяются истины нравоучительные, литургические, исторические, естественно-научные и т. д.
  2. Богооткровенность — свойство догматов по способу их получения. Это означает, что догматы не выводятся логическим путём, а происходят из Божественного Откровения, то есть даются человеку Самим Богом.
  3. Церковность — свойство догматов по способу их существования и сохранения. Это означает, что догматы могут существовать только во Вселенской Церкви, и вне её догматы, как основанные на Откровении, данном всей Церкви, не могут возникать. Именно Церковь, на Вселенских Соборах, имеет право закреплять за теми или иными вероучительными истинами именование догматов, понимаемых к строгом смысле.
  4. Общеобязательность — свойство догматов по отношению к ним членов Церкви. Догматы выступают в роли правил и норм, не признавая которые, нельзя являться членом Церкви.
Догматы в православии[править | править код]

К догматам, принятых на Вселенских соборах, относятся:[14][15]

  1. Догмат о Боге Отце, Творце видимого и невидимого мира, всё содержащего в Своей власти.
  2. Догмат о Сыне Божием, прежде начала времени рожденного от Бога Отца, имеющего с Ним одинаковую сущность, всё сотворившего и получившего имя Иисуса Христа.
  3. Догмат о Воплощении на земле Сына Божия в человеческой плоти от Святого Духа и Марии Девы ради спасения людей (непорочное зачатие).
  4. Догмат о Крестных страданиях и смерти Иисуса Христа.
  5. Догмат о Воскресении Иисуса Христа.
  6. Догмат о Вознесении Иисуса Христа.
  7. Догмат о Втором Пришествии Иисуса Христа, Страшном Суде и Его вечном Царстве.
  8. Догмат об исхождении Святого Духа, дающего жизнь, от Бога Отца, прославлении Его и поклонении Ему вместе со Отцом и Сыном.
  9. Догмат о единой (одной), святой, соборной и апостольской Церкви.
  10. Догмат об единократном Крещении для оставления грехов.
  11. Догмат о всеобщем воскресении людей.
  12. Догмат о будущей вечной жизни.
  13. Догмат о двух естествах во едином Лице Господа нашего Иисуса Христа
  14. Догмат о двух волях и действиях в Господе нашем в Иисусе Христе.
  15. Догмат об иконопочитании.

Первые 12 догматов утверждены на Первом и Втором Вселенских соборах и составляют Никео-Цареградский Символ веры, являющийся догматической формулой, подразделяющейся на 12 членов и содержащих догматическую основу христианства. Первые его восемь членов выражают догматы о Святой Троице и Христе-Спасителе (со 2-го по 7-й) . Догмат о Святой Троице состоит в том, что Бог един по существу, но троичен в Лицах (Бог Отец, Бог Сын и Святой Дух), которые различаются друг от друга тем, что Бог Отец не рождается и не исходит от другого Лица, Сын Божий предвечно рождается от Бога Отца, Дух Святый предвечно исходит от Бога Отца. При этом, в чем состоит рождение и исхождение и чем отличается исхождение от рождения, является непостижимым для людей.[16]

Догмат о двух естествах во едином Лице Иисуса Христа принят на IV Вселенском Соборе в Халкидоне, догмат о двух волях и действиях принят на VI Вселенском Соборе в Константинополе, догмат о иконопочитании принят на VII Вселенском Соборе в Никее.

Если понимать под догматами непререкаемые и неизменные правила (истины) православной веры, изложенные в Священном Писании и Священном предании и относящиеся к самому существу христианства, но не обязательно утверждаемые на Вселенских соборах[8][17], то к числу догматов также относятся[18]:

  1. догмат о том, что Бог есть Дух всеблагой, всесвятой, всесовершенный, всемогущий, всеведущий, вездесущий, беспредельный, неизменяемый, вечный.
  2. догмат о творении мира Богом из ничего по Своей любви.
  3. догмат о падении самого высшего ангела (Денницы) и некоторых других ангелов.
  4. догмат о первородном грехе.
  5. догмат о промысле Божием обо всем существующем.
  6. догмат о искуплении человечества от греха.
  7. догмат о необходимости благодати Божией для освящения человека.
  8. догмат о Таинствах Церкви.
  9. догмат о частном суде человека после смерти.
  10. догмат о именовании Девы Марии Богородицею (именование Девы Марии Богородицей используется в текстах догматов IV и VII Вселенских Соборов).
  11. догмат о приснодевстве Девы Марии.
  12. догмат о различии в Боге сущности и энергии, представляющей собой нетварную божественную благодать. Принят на Пятом Константинопольском соборе в 1351 году.
Чем не является догмат[править | править код]

Нижесказанное относится преимущественно к православно-христианскому пониманию понятия «догмат», однако отдельные положения можно отнести и к другим религиям.

Ввиду того, что понятие «догмат», «догматическое мышление» и прочие часто неправильно понимаются в обществе, следует отметить основные ошибки этого понимания:

  • Догмат не есть магическая формула, повторением которой можно чего-то достичь.
  • Догмат не бесполезен (даже вне рамок религиозной философии и богословия). Без знания догматической базы нельзя осмыслить никакое вероучение в его сущности, тем более, если оно претендует на выход за рамки земного бытия.
  • Догмат — не закостенелое, мёртвое, безосновательное утверждение. Лишь наличие догматов в вероучении позволяет ему иметь структуру, онтологический смысл, не ограничиваться лишь нравственным, литургическим, каноническим или каким-либо иным аспектом.

Оросы Вселенских Соборов — не есть могильные плиты, приваленные к дверям запечатанного гроба навек закристаллизованной и окаменелой истины. Наоборот, это верстовые столбы, на которых начертаны руководящие безошибочные указания, куда и как уверенно и безопасно должна идти живая христианская мысль, индивидуальная и соборная в её неудержимых и беспредельных поисках ответов на теоретическо-богословские и прикладные жизненно-практические вопросы.

Карташёв А.В. Вселенские Соборы

  • Догмат — не чуждое дополнение к Священному Писанию.

Догмат ни в коем случае не новое откровение. Догмат — это только свидетельство. Весь смысл догматического определения сводится к свидетельствованию непреходящей истины, которая была явлена в Откровении и сохранилась от начала.

протоиерей Георгий Флоровский

  • Догмат не сковывает сознание, а позволяет ему, образно выражаясь, стоять на ногах, иметь опору в рассуждениях богословского характера. В сфере личной религиозной жизни (духовной жизни) догматика лежит в фундаменте и молитвы, и богослужения, и других её осмысленных проявлений.

Православные догматы не суть путы для мысли, не кандалы <…> но разве лишь предохранительные определения, которыми Церковь хочет поставить разум человеческий в надлежащую перспективу, в которой для него открывалась бы возможность беспрепятственного и безостановочного движения вперёд, с исключением опасностей уклонения в сторону, на пути обманчивые.

проф. Введенский А.И.

  • Догмат нельзя уяснить логическим, рассудочным путём. Он требует святоотеческого толкования. Простое знание догматической формулы ещё не означает проникновение в суть содержащейся в догмате истины.
  • Догмат ненаучен[19]. Он не обязан вписываться в логические рамки. Это предмет веры и, как правило, он содержит алогические элементы.

Credo quia absurdum est («Верую, ибо абсурдно»)

Тертуллиан, II—III в. De Carne Christi (О плоти Христа)[20]
  • Не всякая бесспорная вероучительная истина является догматом. Догматами в строгом смысле являются лишь те из них, которые названы таковыми на Вселенских Соборах[9].

В католицизме[править | править код]

В католической церкви развитие догматической науки пошло по пути установления новых догматов, в результате чего сегодня количество вероучительных определений, возведённых в достоинство догмата, в римо-католической догматике больше, чем в православной церкви. В римо-католической церкви считается, что необходимость увеличения числа догматов обусловлена продолжающимся уяснением богооткровенной истины, содержащейся в Церкви. До появления нового догмата эта истина сокрыта или неясно переживаема для соборного сознания Церкви.

Список догматов в католицизме[править | править код]

Помимо догматов православной церкви (с поправкой на филиокве в символе веры) в католической церкви имеются дополнительные, принятые на Вселенских Соборах Католической церкви.

  • Поправка к Никео-Цареградскому Символу веры, филиокве. Введёна в 589 г., Толедский собор, Испания. Утверждена в Риме на коронации германского императора Генриха II в 1014 году, при папе Бенедикте VIII.
  • Догмат о чистилище. 1439 г., Ферраро-Флорентийский собор, г. Феррары. Подтверждён в 1563 г. на Тридентском соборе.
  • Догмат о непорочном зачатии Девы Марии. 1854 г., постановление Пия IX.
  • Догмат о безошибочности папы по делам веры и морали (ex cathedra: с кафедры). 1870 г., Первый Ватиканский собор.
  • Догмат о Вознесении Девы Марии. 1950 г. — возникновение, 1964 г. — подтверждение, в Lumen Gentium, догматической конституции Второго Ватиканского собора.

Догматы в значении непреложной вероучительной истины существуют и в других авраамических религиях.

Иудаизм[править | править код]

Ислам[править | править код]

Согласно хадису Джибриля, главными догматами ислама являются:

В буддизме не существует всеобщей и обязательной догматики, что стало одной из главных причин интеграции в себя буддизмом местных верований. Будда указывал «Пусть никто из вас двоих не пойдет по одному и тому же пути» и считал своё учение не истиной, а только средством к её обретению. Он сравнивал своё учение с плотом, который используется для переправы через реку, но после переправы он должен быть отброшен[22]. Истина не может быть выражена через однократно сформированные универсальные догматы в том числе потому, что учение Будды не может быть одинаковым для всех людей. Учение рассматривается только как «предназначенное конкретному индивиду в конкретных обстоятельствах»[23]. Также Будда указывал, что принимать его учение необходимо только посредством проверки через собственный опыт: «Не принимайте моё учение просто из веры или из уважения ко мне. Подобно тому, как купец на базаре при покупке золота проверяет его: нагревает, плавит, режет — чтобы убедиться в его подлинности, так же проверяйте и моё учение, и только убедившись в его истинности, принимайте его!»[24][25].

  1. ↑ Словарь церковно-славянскаго и русскаго языка / том I: А–Ж. — СПб.: Императорская Академия Наук, 1847. — С. 336. — 415 с.
  2. Алексеев П. А. Церковный словарь / часть первая: А–Д. — СПб.: Типография Ивана Глазунова, 1817. — С. 276. — 298 с.
  3. догма́т, толковый словарь Ефремовой допускает такое произношение как разговорное. В Словаре правильной русской речи (Соловьев Н. В. Словарь правильной русской речи. Ок. 85 000 слов : Более 400 коммент. / ИЛИ РАН ; Н. В. Соловьев. — М.: ООО «Издательство АСТ» : ООО «Издательство Астрель» : ООО «Транзиткнига», 2004. — 847 [1] с. — (Словари Академии Российской)) приведено так: «догма́т и уход. до́гмат…»). В православной богослужебной литературе и гимнографии: церк.-слав. догма́тъ, в Полном церковнославянском словаре протоиерей Григория Дьяченко: «до́гмат»
  4. Дворецкий И. Х. Древнегреческо-русский словарь. Том 1. — 1958. — С. 418
  5. Барсов Н. И. Догмат // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1893. — Т. Xa. — С. 846—847.
  6. ↑ Домостроительство — здесь: богословское понятие, обозначающее творение Богом человечества и устроение Им пути восстановления его падшей природы.
  7. 1 2 Давыденков О. В.Катехизис. Догматическое богословие как наука. Свойства догматов
  8. 1 2 3 4 М. С. Иванов. Догмат // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2007. — Т. XV. — С. 527-532. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 978-5-89572-026-4.
  9. 1 2 Давыденков О. В.Катехизис. Догматическое богословие как наука. Догматы и богословские мнения. Ересь
  10. Митрополит Макарий (Булгаков). Православно-догматическое Богословие. Том 1. Разные деления догматов и значение этих делений в православно-догматическом Богословии.
  11. ↑ Eastern Orthodoxy Энциклопедия Британника.
  12. ↑ Хотя некоторые христианские церкви отвергают догматы, принятые после II Вселенского Собора, базовый догматический состав, содержащийся в Никео-Цареградском Символе веры, сформированный первыми 2 Соборами — общий для всех (с поправкой на filioque в католицизме).
  13. ↑ Православная энциклопедия «Азбука веры»
  14. Протоиерей Серафим Слободской. Закон Божий. О вере христианской. Символ Веры
  15. ↑ Догматы Вселенских Соборов
  16. Митрополит Макарий (Булгаков). Православно-догматическое Богословие. Том 1. О различии Божеских лиц по их личным свойствам. Связь с предыдущим, краткая история догмата и учение о нем Церкви.
  17. Митрополит Макарий (Булгаков). Православно-догматическое Богословие. Том 1. Понятие о христианских догматах, как предмете православно-догматического Богословия.
  18. Митрополит Макарий (Булгаков). Православно-догматическое Богословие
  19. ↑ В том смысле, что его нельзя ни доказать, ни опровергнуть.
  20. ↑ В этом сочинении выражение стоит в форме prorsus credibile est, quia ineptum est, т.е. «совершенно достоверно, ибо нелепо».
  21. У. Читтик, С. Мурата. Хадис о Джабраиле // Мировоззрение ислама. — М. : Ладомир, 2014. — С. 52—57. — 640 с.
  22. ↑ Философия буддизма: энциклопедия / Отв. ред. М. Т. Степанянц. — М.: Вост. лит., ИФ РАН, 2011. — С. 17. — 1045 с. — ISBN 978-5-02-036492-9.
  23. ↑ Степанянц, 2011, с. 24.
  24. Терентьев А. А. Буддизм // Энциклопедия религий / Под ред. А. П. Забияко, А. Н. Красникова, Е. С. Элбакян. — М.: Академический проект, 2008. — С. 203—212. — 1520 с. — ISBN 978-5-8291-1084-0 ISBN 978-5-98426-067-1.
  25. Урбанаева И. С. Специфика буддизма как философии и религии // Вестник Бурятского государственного университета. — Улан-Удэ: Бурятский государственный университет, 2009. — № 8. — С. 61—69. — ISSN 1994-0866.

ru.wikipedia.org

Догматизм - это... Что такое Догматизм?

        метод мышления, при котором определённые положения превращаются в закостеневшие выводы, применяющиеся без учёта конкретных условий жизни. Д. толкует все истины как абсолюты. В противоположность Д., диалектика включает в понимание истины не только момент абсолютности, но и момент относительности, требует обогащения и развития всех истин и конкретного подхода к применению их на практике. Марксизм требует «...помешать превращению науки в догму в худом смысле этого слова, в нечто мертвое, застывшее, закостенелое...» (Ленин В. И., Полное собрание соч., 5 изд., т. 18, с. 138). Термин «Д.» введён древними греческими скептиками Пирроном и Зеноном, отрицавшими возможности достижения истинного знания; они называли догматиками философов, делавших какие-либо утвердительные выводы о субстанциях вещей. В средние века пирронисты (последователи Пиррона) выступали с обвинениями в Д. перипатетиков (последователей Аристотеля), выдвигая чисто релятивистский принцип: обо всём познаваемом следует говорить «мне так кажется», а что есть на самом деле, то не может быть утверждаемо. И. Кант считал, что Д. — это всякое познание, совершённое без предварительного исследования его возможностей и предпосылок. В понимании Гегеля Д. — это метафизика, односторонне рассудочное мышление: «догматизм в более узком смысле состоит в том, что удерживаются односторонние рассудочные определения и исключаются противоположные определения», тогда как диалектическое мышление «... не имеет в себе таких односторонних определений и не исчерпывается ими, а как целостность, содержит внутри себя совместно те определения, которые догматизм признает в их раздельности незыблемыми и истинными» (Соч., т. 1, М.—Л., 1929, с. 70). Марксистская, материалистическая диалектика с её принципом «абстрактной истины нет, истина конкретна» — антипод метафизической рассудочности Д.

         Е. П. Ситковский.

         Догматизм в рабочем движении характеризуется отрывом теории от жизни, конкретной исторической обстановки во всей её сложности, многообразии и непрерывной изменчивости, игнорированием таких тенденций или таких черт рабочего движения, которые составляют специфическую особенность того или иного периода, тех или иных условий деятельности рабочего класса в различных странах.

         Д. присущ как правому оппортунизму, так и оппортунизму «левого толка», который на практике смыкается с политическим авантюризмом. Ревизионизм лидеров 2-го Интернационала в большой мере был связан с догматическим пониманием марксизма. Оппортунисты 2-го Интернационала превратили в мёртвую догму высказанное в 1847 Ф. Энгельсом и поддержанное затем К. Марксом положение о том, что социалистическая революция может победить только одновременно во всех наиболее развитых капиталистических странах мира. В. И. Ленин, показав резкое обострение неравномерности экономического и политического развития капитализма в эпоху империализма, доказал, что социалистическая революция может победить первоначально в нескольких или даже в одной, отдельно взятой капиталистической стране.

         Оппортунистическим взглядам меньшевиков также был присущ Д. Цепляясь за отдельные положения марксизма, которые не отвечали новым условиям и требовали развития, меньшевики вели борьбу против марксизма в целом и прежде всего против его творческого развития, против ленинизма. Ссылаясь на опыт буржуазных революций 19 в. в странах Западной Европы, ведущей силой в которых выступала буржуазия, они отрицали идею гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции эпохи империализма, необходимость союза рабочего класса с крестьянством и др.

         Внутри РКП(б) на позиции Д. стояли «левые коммунисты», которые, жонглируя фразами о революционной войне, выступали против всяких компромиссов с мировой буржуазией. «Революционная фраза, — писал в то время Ленин, — есть повторение революционных лозунгов без учета объективных обстоятельств, при данном изломе событий, при данном положении вещей, имеющих место» (Полное собрание соч., 5 изд., т. 35, с. 343).

         Одним из порождений Д. является сектантство (см. Сектантство в рабочем движении). В период революционного подъёма, начавшегося под влиянием Великой Октябрьской социалистической революции в России, ошибки сектантско-догматического характера проявились у некоторых деятелей коммунистических партий Германии, Великобритании, Италии, Испании, Нидерландов и некоторых др. стран. Эти деятели в тот период не научились ещё творчески применять марксизм к специфическим условиям своих стран, не сумели сочетать интернациональное и национальное в политике своих партий, механически копировали имевшийся революционный опыт, не понимали необходимости терпеливо готовить и подводить массы к революции, недооценивали работу в профсоюзах, в парламентах, были противниками гибкости в тактике, необходимых компромиссов; выступая с ультралевых позиций, отстаивали линию немедленного свержения капитализма, не считаясь с реальной расстановкой классовых сил в стране.          Ленин в труде «Детская болезнь “левизны” в коммунизме» (1920) и в выступлениях на 2-м конгрессе Коминтерна (1920) подверг всестороннему анализу и глубокой критике сектантско-догматические ошибки, имевшиеся в деятельности ряда компартий. Это положило начало активной борьбе против «левизны» в коммунистическом движении. Опасность сектантской тактики, отвергнутой Коминтерном, становилась всё более очевидной в годы спада революционной волны (с конца 1920—21). В этот период левацкими элементами была предпринята попытка навязать компартиям «теорию наступления», которая носила явно авантюристический характер. Ленин, Коминтерн решительно осудили эту теорию и ориентировали компартии на переход от тактики немедленного штурма власти буржуазии к собиранию революционных сил, использованию всех путей подвода масс к революции. В борьбе с «левооппортунистическими» взглядами Коминтерн выработал основы правильной стратегии и тактики. Однако на последующих этапах коммунистического движения, в период, когда на первом плане стояли задачи антифашистской борьбы, проявились новые сектантско-догматические ошибки.

         Важной вехой в борьбе компартий против догматизма и сектантства явился 7-й конгресс Коминтерна (1935). Он наметил ясную линию борьбы за единый рабочий и широкий народный фронт против фашизма и войны. Проведение и последующее творческое развитие этой линии привело в годы 2-й мировой войны 1939—45 к выдающимся победам антифашистских сил. Наивысшим достижением политики сплочения всех демократических сил под руководством рабочего класса явились народно-демократические революции в 40-х гг. 20 в. в ряде стран Европы и Азии, образование мировой системы социализма. Но строительство социализма в некоторых странах было осложнено проявлениями Д., механическим копированием имевшегося опыта. Догматическо-сектантские ошибки имели место и у некоторых коммунистических партий капиталистических стран, а также стран, освободившихся или борющихся против колониального господства.

         Марксисты-ленинцы ведут борьбу против любых проявлений Д., но при этом они отличают догматические ошибки некоторых участников революционного движения, вытекающие из их политической неопытности и незрелости или неумения определять тактическую линию с учётом изменений политической обстановки, от Д. врагов марксизма-ленинизма, пытающихся использовать фальсифицируемые ими отдельные марксистско-ленинские положения в целях, ничего общего с марксизмом-ленинизмом не имеющих. Огромный вред международному рабочему и национально-освободительному движению наносит раскольническая антисоветская линия маоистского руководства китайской компартии, прикрывающего свои великодержавно-националистические цели лжемарксистской «левой» фразеологией. Для достижения своих целей руководство КПК прибегает к вульгаризации основных положений марксизма-ленинизма в левацко-догматическом, националистическом духе.

         Вся практическая деятельность КПСС, успехи мирового коммунистического, рабочего и национально-освободительного движения являются ярким свидетельством банкротства антинаучных, антимарксистских «теорий» прошлых и современных догматиков. Необходимость борьбы с Д. и сектантством была особо отмечена на Московских совещаниях представителей коммунистических и рабочих партий в 1957 и 1960. На международном Совещании коммунистических и рабочих партий 1969 подчёркивалось, что коммунисты будут «... последовательно отстаивать свои принципы, добиваться торжества марксизма-ленинизма, бороться в соответствии с конкретной обстановкой против право- и левооппортунистических искажений теории и политики, против ревизионизма, догматизма и левосектантского авантюризма» (Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы, М., 1969, с. 328—29).

         Лит.: Ленин В. И., Письма о тактике, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 31, с. 131—44; его же, Детская болезнь “левизны” в коммунизме, там же, т. 41, с. 46, 74, 78—79, 87—89; его же, О нашей революции, там же, т. 45; его же, Письмо Инессе Арманд, там же, т. 49, с. 328—29; Ленин В. И., Против догматизма и начетничества. Сб. ст., М., 1957; Коммунистический Интернационал в документах. 1919—1932, М., 1933; О преодолении культа личности и его последствий, в кн.: КПСС в резолюциях, ч. 4, М., 1960; Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм, М., 1964; Международное совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы, М., 1969; Программа КПСС, М., 1971.

         П. В. Куцобин.

dic.academic.ru

Догматизм в философии, политике и религии, определение догматизма

Каждый человек придерживается определённой философии. Его нормы поведения и мышления могут напрямую зависеть от философских взглядов на жизнь, от его отношения ко всему происходящему вокруг.

Философия рассматривает самые разные точки зрения и различные образы мышления. Люди по-разному воспринимают происходящее и по-разному к нему относятся. Позиции людей в определённых ситуациях нередко являются отражением их философских взглядов.

Некоторые люди придерживаются в жизненных ситуациях определённого догматизма. Это также некоторая философская позиция к жизни, но в то же время имеет свои определённые минусы. Что такое догматизм, его положение в философическом смысле, суть понятия - об этом будет рассказано в этой статье.

Что такое догматизм?

Для начала стоит рассмотреть определения догматизма. Слово "догма" является по своему происхождению древнегреческим и обозначает "мнение, решение, учение". Отсюда можно выделить следующее определение догматического учения: следование истинам, прописанным определённым учением или мнением.

Это упрощённое определение этого понятия. Если дать более развёрнутое определение, то оно будет выглядеть следующим образом: догматизм - способ мышления, который оперирует определёнными догмами (положения, считающиеся вечными и неизменными, которые не могут быть подвергнуты какой-либо критике), а также опирается на них.

Догматизм имеет свои характерные черты, которые можно обозначить так:

  • некритичность по отношению к догмам, то есть отрицание любой критики, звучащей в адрес догм;
  • консерватизм мышления - отсутствие способности воспринимать информацию, которая в какой-то мере противоречит существующим догмам;
  • слепая вера в авторитеты - индивид неукоснительно доверяет и придерживается только истинам, которые предоставляются основателями и проповедниками догм.

Термин может быть использован в разных сферах - религии, политике и философии.

Религия и политика

В религии догматизм встречается довольно часто. Вера обычно предполагает, что её последователи обязательно должны слепо верить в религиозные догмы, не пытаясь их оспорить. В принципе, догматическое учение является чуть ли не основой для возникновения фанатических убеждений и радикальных взглядов. Чаще всего догматическая точка зрения является одним из признаков сект, где их последователи не должны никаким образом даже задумываться о неправильности сектантских религиозных догм и являются рьяными догматиками.

Если рассматривать использование термина "догматизм" в политической сфере, то можно выделить его применение теоретиками коммунистической идеологии. Данный термин является своего рода особым политическим клише. Коммунисты использовали понятие "догматизм" вместе с другим термином - "ревизионизм". Первое означало недопустимую неизменность марксистского учения, а второе - недопустимую степень изменения марксизма.

Догматизм в философии

В философии термином "догматизм" обозначают разновидность философских учений, или же характеристику философских учений. Философское учение признаётся догматичным в том случае, если оно принимает определённые основоположения в качестве абсолютных истин без предварительной проверки, а также возможности их изменения. Догматическое учение является несовместимым с другими учениями: критицизмом и скептицизмом.

Скептицизм

Происхождения термина "догматизм" и его существование его в философии связано с философией античности. Древнегреческие скептики Зенон и Пиррон в своё время утверждали, что достижение истинного знания просто невозможно. Именно поэтому они называли "догматиками" всех тех философов, которые выдвигали, а затем и защищали, различные утверждения и истины, называемые догмами, о различных вещах. Скептики предписывали утверждать о познаваемом, используя выражение "мне так кажется", а также сомневаться во всём, что есть.

Скептики эпохи Возрождения и Нового времени, точнее, ранних его периодов, использовали скептические аргументы для критики различных учений, обвиняя их последователей и идеологов в догматической точке зрения. Прежде всего критике подвергались перипатетики, то есть схоласты, которые были последователями идей Аристотеля.

Критическая философия

В Новое время термин "догматизм" был использован Эммануилом Кантом, который назвал догматической все философские учения от Декарта до Кристиана Вольфа. Эти философские учения относились к так называемой рациональной философии. Критика Канта была причиной того, что учения рациональной философии создавались без исследования возможностей, а также предпосылок знания, что должно было осуществлять предварительно. В его работе "Критика чистого разума" использованная им критическая философия стала фундаментом для философского критицизма.

Кант вначале утверждает о том, что познавательные способности человека должны предварительно быть исследованы, а затем подвергнуты критике. Из этого следует, что индивид не может познать вещи сами по себе, но при этом способен познавать определённые явления, которые по закономерностям своей организации принадлежат познающему индивиду. Именно по этой причине, метафизика становилась невозможна как догматическое положительное знание о вещах.

Марксизм и гегельянство

Известный философ Гегель также критиковал догматиков и метафизику, приравнивая термины "метафизика" и "догматизм" к синонимам. Гегель считал, что догматизмом называют одностороннее рассудочное мышление, которое само по себе принимает лишь одну часть диалектического противоречия. Данное положение, по мнению Гегеля, противостояло диалектике.

  • Как утверждал Гегель, догматизм принимает лишь однорассудочное определение, которое в силу своей односторонности исключает противоположные определения. Диалектическое мышление не содержит в себе односторонних определений и не разделяет их, а является целостностью, что предполагает содержание в нём тех определений, которые в раздельности будут восприниматься догматиками незыблемыми и истинно верными.

psiho.guru

ДОГМАТИЗМ — Новейший философский словарь

ДОГМАТИЗМ (греч. dogma — мнение, учение, постановление) — термин, введенный древнегреческими философами-скептиками Пирроном и Зеноном, которые называли догматической вообще всякую философию, поскольку она формулирует определенные положения. В дальнейшем содержание данного понятия эволюционировало. Так, Кант считал Д. всякое познание, не основанное на предварительном исследовании его возможностей и предпосылок. Гегель рассматривал Д. как метафизическое рассудочное мышление. Д. — это разновидность некритического способа мышления, оперирующего догмами, т.е. неизменными положениями, принимаемыми на веру без доказательств, без учета конкретных обстоятельств места и времени, на основе слепого подчинения авторитету. Д. как антиисторичский, абстрактный способ рассмотрения теоретических и практически-политических проблем явился одной из причин появления кризисных явлений в экономике, социальной и духовной сферах, ибо авторитарные оценки и суждения стали непререкаемыми истинами, подлежащими лишь комментированию. Все, что не укладывалось в прокрустово ложе догматического мышления и практики «всеобщего восхищения», считалось сомнительным и подозрительным. Почвой для произрастания Д. являются невежество и корыстное приспособленчество властвующих партийных и государственных структур.

Источник: Новейший философский словарь на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. догматизм — орф. догматизм, -а Орфографический словарь Лопатина
  2. ДОГМАТИЗМ — Метод мышления, опирающийся на догмы, оперирующий неизменными понятиями, формулами без учета конкретных условий, отвергает принцип конкретности истины. Экономический словарь терминов
  3. Догматизм — (от δόγμα, положение) — философский термин, обозначающий определенное отношение к содержанию системы, а не саму систему. Понятие Д. определяется, главным образом, двумя противоположным ему понятиями — скептицизмом и критицизмом. Вообще говоря... Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
  4. ДОГМАТИЗМ — В рабочем движении — разновидность оппортунизма, характеризующаяся отрывом марксистско- ленинской теории от жизни, конкретной историч. обстановки во всей ее сложности, многообразии и непрерывной изменчивости; является теоретич. Советская историческая энциклопедия
  5. ДОГМАТИЗМ — ДОГМАТИЗМ — англ. dogmatism; нем. Dogmatismus. Умственная установка, опирающаяся на догмы, неизменные понятия, формулы, вечные истины. Социологический словарь
  6. догматизм — -а, м. Метод мышления, исходящий из того, что любые новые знания могут быть порождением, следствием неизменных, закостенелых, вечных, абсолютных истин. Малый академический словарь
  7. Догматизм — (греч. dogma – мнение, учение, решение) – способ мышления, оперирующий неизменными понятиями, формулами без учета новых данных практики и науки, конкретных условий места и времени. Словарь по культурологии
  8. догматизм — ДОГМАТ’ИЗМ, догматизма, мн. нет, ·муж. (·книж. ). Приверженность к догматическому изложению. Толковый словарь Ушакова
  9. догматизм — ДОГМАТИЗМ, а, м. Некритическое мышление, опирающееся на догмы. | прил. догматический, ая, ое. Толковый словарь Ожегова
  10. догматизм — Догм/ат/и́зм/. Морфемно-орфографический словарь
  11. догматизм — ДОГМАТИЗМ (от греч. dogma — решение, учение, постановление) — методологическая ошибка, состоящая в наделении относительно истинных знаний статусом абсолютных истин, в отказе от их пересмотра (ревизии) и в прямом запрете их критики. Энциклопедия эпистемологии и философии науки
  12. догматизм — ДОГМАТИЗМ а, м. dogmatisme m. Метод выведения научной системы из нескольких основных положений, признаваемых за неопровержимые; противоп. скептицизм, критицизм. Сл. 18. Словарь галлицизмов русского языка
  13. догматизм — сущ., кол-во синонимов: 4 доктринерство 4 начетничество 8 схоластика 7 талмудизм 3 Словарь синонимов русского языка
  14. Догматизм — Метод мышления, при котором определённые положения превращаются в закостеневшие выводы, применяющиеся без учёта конкретных условий жизни. Д. толкует все истины как абсолюты. В противоположность... Большая советская энциклопедия
  15. догматизм — Догматизм, догматизмы, догматизма, догматизмов, догматизму, догматизмам, догматизм, догматизмы, догматизмом, догматизмами, догматизме, догматизмах Грамматический словарь Зализняка
  16. ДОГМАТИЗМ — ДОГМАТИЗМ — одностороннее, схематичное, окостеневшее мышление, оперирующее догмами. В основе догматизма — слепая вера в авторитеты, защита устаревших положений. Большой энциклопедический словарь
  17. догматизм — Некритическое мышление, опирающееся на догмы, мышление застывшими, неизменными формулами. Большой словарь иностранных слов
  18. догматизм — ДОГМАТИЗМ -а; м. Метод мышления, опирающийся на догмы (1 зн.), оперирующий неизменными понятиями, формулами без учёта конкретных условий. Абстрактный д. рассуждений. Преодоление элементов догматизма. Мышление, лишённое догматизма. ◁ Догматический, -ая, -ое. Толковый словарь Кузнецова
  19. догматизм — догматизм м. Схематическое, одностороннее мышление, опирающееся на слепую веру в авторитет, защищающее какие-либо устаревшие положения и оперирующее догмами. Толковый словарь Ефремовой

gufo.me

догматизм - это... Что такое догматизм?

        ДОГМАТИЗМ (от греч. dogma — решение, учение, постановление) — методологическая ошибка, состоящая в наделении относительно истинных знаний статусом абсолютных истин, в отказе от их пересмотра (ревизии) и в прямом запрете их критики. Догматическим называется также использование теории на практике без учета особенностей тех объектов, к которым она применяется. Догматиками называют сторонников не только опровергнутых, но и истинных теорий, дающих более поверхностное объяснение исследуемых явлений, чем вновь созданные концепции, напр., химиков, утверждающих, что свойства химических элементов находятся в периодической зависимости не от числа протонов в ядрах их атомов, а от их атомных весов. Догматиками называют и исследователей, пытающихся распространить теорию, верную для предшествующей исторической эпохи, на современную; напр., применить безо всякой коррекции экономическую теорию Маркса к современному капитализму.

        Распространенная причина Д. — непрофессионализм. Все попытки непрофессионалов творчески развить защищаемое ими учение, напр. марксизм, неизбежно кончаются конфузом. Остается одно: не позволять ни себе, ни другим ничего устранять из него и ничего невносить в него. Вся научная деятельность догматиков сводится к логическим дедукциям из исходных положений защищаемого ими учения и к полемике (подчас безобразной по форме) между коллегами, пришедшими к разным выводам. Но догматиком может быть и профессионал высочайшего класса, напр. Мартин Лютер: здесь отказ от пересмотра исходных посылок рассуждения основывался на глубокой религиозной вере, перед которой меркли все доводы разума.

        Со временем к гносеологическим причинам Д. добавляется социальная: пересмотр догматизированного учения чреват пересмотром социального статуса тех, кто довел его до такого состояния. Естественно, что и пропаганда догматизированного учения исключает не только его критику неофитами, но и всякое сомнение в его истинности. Такое сомнение расценивается как грех (теологический Д.) или как неблагонадежность (политический Д.). В итоге лишенная развития концепция безнадежно устаревает и становится беззащитной перед критикой.

        Трагически заканчиваются и попытки применить догматизированную теорию на практике. Лишенная теоретической основы, практика догматиков становится чисто эмпирической. В исторической перспективе некогда многочисленное объединение сторонников догматизированного учения вырождается в немногочисленную секту, а само учение развивают их оппоненты. Д. на практике порожден той же причиной, что и Д. в теории. Неспособность применять на деле даже творчески развивающуюся теорию — это результат несоответствия профессионального уровня догматика стоящей перед ним практической задаче.

        Прямой противоположностью Д. Гегель считал скептицизм. В современной литературе скептицизм чаще называют релятивизмом. Если Д. абсолютизирует полноту и истинность знания, то скептицизм (релятивизм) — его неполноту и ошибочность.

        Между крайностями Д. и скептицизма лежит методологический подход, который Г е г е л ь называл диалектическим. В отличие от своих оппонентов, диалектик правильно понимает соотношение истины и заблуждения и не абсолютизирует ни полноту, ни неполноту имеющихся у него знаний.

        Г.Д. Левин

Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация». И.Т. Касавин. 2009.

epistemology_of_science.academic.ru

ДОГМАТИЗМ - это... Что такое ДОГМАТИЗМ?

  • Догматизм —  Догматизм  ♦ Dogmatisme    В широком значении – склонность следовать догмам и неспособность подвергать сомнению то, во что веришь. Догматизм выражает желание любить уверенность больше истины, что в результате приводит к тому, что догматик… …   Философский словарь Спонвиля

  • ДОГМАТИЗМ —         антиисторич. недиалектич. схема тически окостеневший тип мышления, при котором ана лиз и оценка теоретич. и практич. проблем и положений производится без учёта конкретной реальности, условий места и времени. Термин «Д.» введён др. греч.… …   Философская энциклопедия

  • догматизм — а, м. dogmatisme m. Метод выведения научной системы из нескольких основных положений, признаваемых за неопровержимые; противоп. скептицизм, критицизм. Сл. 18. Надлежало бы удивляться дерзости Догматизьма во дни мрачнейшия Философии, естьлиб не… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • догматизм — талмудизм, начетничество, доктринерство, схоластика Словарь русских синонимов. догматизм доктринёрство (книжн.) см. также схоластика Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е …   Словарь синонимов

  • Догматизм — (гр. dogma – пікір, ілім, шешім) – практика (тәжірибе) мен ғылымның жаңа мәліметтерін, орын мен уақыттың нақты жағдайларын есептемейтін, яғни шығармашылық даму мен ақиқаттың нақтылық принципін ескермей өзгеріссіз ұғымдар, формулаларды қолданатын… …   Философиялық терминдердің сөздігі

  • Догматизм — (от dogma, положение) философский термин, обозначающийопределенное отношение к содержанию системы, а не самую систему. ПонятиеД. определяется главным образом двумя противоположными ему понятиями скептицизмом и критицизмом. Вообще говоря, Д.… …   Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

  • ДОГМАТИЗМ — ДОГМАТИЗМ, одностороннее, схематическое, окостеневшее мышление, оперирующее догмами …   Современная энциклопедия

  • ДОГМАТИЗМ — одностороннее, схематичное, окостеневшее мышление, оперирующее догмами. В основе догматизма слепая вера в авторитеты, защита устаревших положений …   Большой Энциклопедический словарь

  • ДОГМАТИЗМ — (греч. dogma мнение, учение, постановление) термин, введенный древнегреческими философами скептиками Пирроном и Зеноном, которые называли догматической вообще всякую философию, поскольку она формулирует определенные положения. В дальнейшем… …   Новейший философский словарь

  • ДОГМАТИЗМ — ДОГМАТИЗМ, догматизма, мн. нет, муж. (книжн.). Приверженность к догматическому изложению. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • dic.academic.ru

    Зачем нужны догматы? / Православие.Ru

    Догматизм против догматов

    Слову «догмат» (и производным от него) в нашем языке очень не повезло. Для светских людей это слово имеет отчетливо негативный характер. В бытовом языке оно уже вошло в речевые штампы, такие как «наука опровергла религиозные догматы» или «христианские догматы сковывают современного человека». Люди, которые употребляют подобные штампы, обычно затрудняются назвать догматы, о которых идет речь, и указать, в чем их суть. Что же такое догматизм для нецерковных людей? Насколько можно понять, под ним понимается отказ думать, отказ принимать участие в рассмотрении чего-либо, что может поколебать устоявшиеся мнения, то есть интеллектуальная нечестность и закрытость.

    В этом понимании догматизм, несомненно, дурное качество: это одно из проявлений гордыни — отказ признать свое мнение ошибочным, даже когда эта ошибочность совершенно очевидна. Людям свойственно ошибаться, а людям нерассудительным — настаивать на своих ошибках. Догматизм такого рода никак не связан ни с Православием, ни с религией вообще — атеизм в этом смысле всем догматикам догматика; хотя, конечно, и люди верующие от него не застрахованы. Однако такой «догматизм» в лучшем случае очень слабо соотносится с догматикой Церкви. Это хотя и однокоренные слова, но, пожалуй, общий корень — это все, что у них есть общего. Мы живем в парадоксальной культуре, которая восхваляет разум — и отказывается думать; превозносит знания — и не желает знать; настаивает на интеллектуальной открытости — и игнорирует все, что не вписывается в ее систему воззрений. В этой культуре принято считать, что духовность менее всего нуждается в четких определениях. Так ли это? Для того чтобы понять, почему Церковь так настаивает на своих догматах, нужен отказ от догматизма; нужна определенная степень свободы и открытости. Нужна готовность усомниться в общих мнениях; нужно — употребим это слово — свободомыслие, чтобы не соглашаться с телевизором. Итак, давайте попробуем разобраться, что же такое догматы и почему они так важны.

    Догматом в Церкви называется соборно принятое вероучительное положение; важнейшие догматы приведены в Символе веры, который поется за каждой Литургией и ежеутренне читается христианами. Догматы обязательны для всех членов Церкви; если человек не разделяет их, он не является православным христианином. Многим людям это кажется непонятным. Почему у веры должны быть четкие и обязательные рамки?

     

    О различиях между ангелами и эльфами

    Есть разные способы, которыми можно изобразить эльфов — в виде мудрых и прекрасных существ, как эльфы Толкина; в виде существ глуповатых и некрасивых, как домашние эльфы у Роулинг; в виде остроухих девочек с луками, как в японских комиксах, или как-то иначе. Любой человек, который станет горячо уверять, что подлинные эльфы такие и только такие, а любые попытки изобразить их как-то иначе есть гибельное заблуждение, покажется просто сумасшедшим.

    Большинство людей согласны, что эльфов не существует — какой смысл спорить о форме ушей вымышленных существ? Даже если человек в определенном смысле верит в эльфов — то есть его согревает мысль о том, что где-то в глухих местах или в иных измерениях эльфы существуют — какая-либо догматика в этой вере покажется ему неуместной. Вера в эльфов — совсем не вопрос жизни и смерти: даже если сам человек относится к ней очень трепетно, он понимает, что другие люди без нее отлично обходятся. Если у них тоже есть какие-то мечты, согревающие душу, то это могут быть совсем другие мечты. Если вы впали в неправильные воззрения относительно эльфов — вам это ничем не грозит; если с верностью держитесь правильного — вам это ничего не обещает. Да и имеет ли вообще смысл говорить о правильных или неправильных взглядах на эльфов? Каждый волен выбирать, что ему больше нравится. Вера в эльфов адогматична.

    Когда мы говорим не об эльфах, а, скажем, о токе высокого напряжения, наши взгляды становятся гораздо более жесткими; как известно, инструктор по технике безопасности есть зануднейший из людей. Относительно тока вы не можете верить в то, что вам больше нравится. Есть правильные и неправильные взгляды на ток, и неправильные взгляды могут стоить вам жизни.

    Почему можно позволить себе адогматичный подход к эльфам, но не к электричеству? Дело в том, что электричество существует на самом деле. Оно относится к реальному миру. В отношении вымышленных существ всякий волен фантазировать, реальность же такова, какова она есть, независимо от того, что мы о ней думаем. Как говорит школьный учебник физики, «реальность — это то, что существует независимо от нас и наших мыслей об этом». У реальности есть некая упрямая «несговорчивость» — она никак не зависит от наших верований. Это означает, что некоторые представления о реальности верны, некоторые — ошибочны. Когда нам приходится действовать в реальном мире, мы прекрасно понимаем, что руководствоваться неверными представлениями опасно. Не стоит разубеждать человека, который неправильно мыслит об эльфах, но нам определенно стоит попытаться переубедить человека, который неправильно мыслит о токе высокого напряжения. Если люди придерживаются разных представлений о таком месте, как Москва, то некоторые из этих представлений истинны, некоторые — нет. Если человек уверен, что по заснеженным улицам Москвы белые медведи ходят в поисках развесистой клюквы, он ошибается. В реально существующей Москве белые медведи по улицам не ходят, а клюква — кустарник стелющийся и развесистой не бывает, да и на асфальте не растет.

    Реален ли Бог? Если правы атеисты и Бог не более реален, чем эльфы или Дед Мороз, а вера — просто мечтание, вымысел, сказка, которая может принести немного утешения и, может быть, нравственного наставления, то в догматах действительно нет никакого смысла. Но если Бог реален — и, как полагает Церковь, более реален, чем что бы то ни было, то некоторые утверждения о Нем истинны, а некоторые — ложны. Одни люди придерживаются глубоко ошибочных представлений о Нем, другие — менее ошибочных, взгляды третьих при возможных непринципиальных ошибках в целом истинны. Признавая это, мы не впадаем в узость; мы просто признаем, что Бог существует на самом деле. Вера как мечтание адогматична; вера как определенные взаимоотношения со сверхъестественной реальностью неизбежно предполагает некое знание и некие правила — догматы.

     

    Есть ли у нас надежда?

    Много раз за последние примерно двести лет нам предлагали очищенное, адогматичное христианство. Известным, хотя далеко не единственным его проповедником был Лев Толстой. Да и в наше время популярная писательница Людмила Улицкая говорит в своем романе «Даниель Штайн, переводчик»:

    «Достойно и правильно вести себя важнее, чем соблюдать обряды. “Ортопраксия”, правильное поведение, важнее, чем “ортодоксия”, правильное мышление. Это и есть острие разговора. Признание или непризнание Иисуса Мессией, идеи Троичности, Искупления и Спасения, вся церковная философия не имеют никакого значения, если мир продолжает жить по законам ненависти и эгоизма».

    Она озвучивает очень популярный в наше время тезис. Этические заповеди — это более-менее понятно, а вот «Троица, Искупление… вся церковная философия» — это что-то непонятное и, по-видимому, ненужное, что только затуманивает «простое учение Христа». Популярность этой точки зрения связана с частичной истиной, которая в ней есть, — религиозность, которая тщательно хранит обряды, исповедует на словах правую веру, но попирает своих ближних, много раз обличена еще пророками. И правильно, по всей форме совершаемое богослужение, и правильное вероучение может быть тщетным перед Богом, если при этом человек «обижает сироту и не вступается за вдову».

    Зачем же тогда нужна вера в Божество Христа и другие догматы? Вопрос о том, зачем нужны догматы, как и любой вопрос «зачем», предполагает какую-то цель, которой мы хотим добиться. Зачем нужна карта? Чтобы путешествовать. Зачем нужен номер рейса? Чтобы улететь туда, куда мы хотим, а не на другой конец земли. Зачем нужен телефон друга? Чтобы разговаривать с ним. Если мы не собираемся никуда отправляться и не собираемся поддерживать отношений с друзьями, нам все это не нужно.

    Зачем нужны догматы? Может быть, не очень хорошо отвечать вопросом на вопрос, но иначе не ответишь — а что мы вообще хотим от жизни? Для профессиональной карьеры, путешествий в другие страны, заботы о здоровье догматы не нужны. Есть ли в жизни более глубокий смысл? Обещано ли нам что-то большее? Иногда мы переживаем опыт красоты и величия, чуда и тайны, благоговейного трепета; что это: просто иллюзия, побочный эффект биохимических процессов, происходящих в мозгу, или через ткань привычного нам мира просвечивает нечто большее? Завершается ли наша жизнь старостью и смертью или смерть — это дверь, ведущая куда-то? Когда мы в трудную минуту взываем к Богу — есть ли Тот, Кто нас слышит? Иногда смертельная опасность, горе, болезнь вытряхивают человека из привычного, налаженного хода жизни, и он оглядывается в поисках ответов. Иногда внешне ничего необычного не происходит, но человек останавливается, как громом пораженный, и, как внезапно проснувшийся, будто впервые замечает солнце на небе. В самом деле, есть ли Бог? Могу ли я взывать к Нему и надеяться на Него? Иначе говоря, есть ли у нас надежда? Можем ли мы встретить Того, Кто любит нас и спасет?

    Церковное христианство и то «христианство без догматов», которому симпатизируют многие наши современники, отделяет друг от друга именно вопрос о надежде. Если нам предстоит смириться с тем, что никакой вечной надежды у нас нет, что никакое небесное спасение нас не ожидает — мы умрем и будем как вода, вылитая на землю, которую уже нельзя собрать (2 Цар 14:14), тогда все, о чем стоит позаботиться, — это по возможности не причинять друг другу боли в те краткие годы, которые у нас есть между рождением и смертью — между небытием и небытием. «Дедогматизация» христианства, сведение Иисуса к учителю доброты означают отказ от надежды: ты состаришься, изветшаешь и умрешь, как и все, кого ты любишь; все, что тебе может дать Иисус, — это немного человеческого тепла и поддержки в общине тех, кто последует его моральному учению всерьез. Фраза из романа Людмилы Улицкой «веруйте, как хотите, только заповеди соблюдайте, ведите себя достойно» прекрасно выражает суть дела — никакой реальной надежды у вас нет, поэтому можете фантазировать как угодно — не имеет значения как.

    Впрочем, с человеческим теплом тоже в итоге оказывается небогато: мы, люди, существа эгоистичные и склочные, и нередко беда тех, кто мечтает о бездогматичном христианстве, — в том, что они не могут вписаться ни в одну реально существующую общину.

    Низведение Христа до уровня Джона Леннона с его песней Аll you need is love («Все, что тебе нужно, — это любовь») делает христианскую веру столь же бессмысленной, как вера в Джона Леннона, который может лишь напомнить вам, в чем вы нуждаетесь, но не может вам этого дать.

    Но Евангелие — это не весть о том, как нам жить так, чтобы по возможности друг друга не мучить; вернее, это в Евангелии не главное. Закон проповедан уже пророками, в небиблейском мире ему можно найти многие параллели, в этом отношении Новый Завет не оригинален. Евангелие — это возвещение о Надежде. Человеческая жизнь глубоко трагична; тот, кто этого еще не понял, непременно поймет. Евангелие провозглашает надежду перед лицом ужаса, отчаяния и неизбежной смерти; оно говорит о том, как Бог стал человеком и погрузился в ужас, муку и смерть глубже любого из нас, и восстал из мертвых, победив все это — победив для каждого, кто обратится и уверует. Это надежда над гробом близкого и любимого человека, надежда на собственном смертном одре; и именно эту надежду и охраняют догматы.

     

    Кто такой Иисус?

    Если Иисус — просто учитель нравственности, никакой надежды у нас нет — давайте отдавать себе в этом отчет. Смерть не побеждена. Никакой небесный Иерусалим нас не ожидает. Но помимо толстовства — во всех его многочисленных изводах — в истории христианства были и другие ереси. Многие из них признавали Иисуса выдающимся Божиим посланником, даже (в определенном смысле) Сыном Божиим. Однако Церковь настаивала — и настаивает — на том, что Господь наш Иисус Христос есть совершенный Бог и совершенный человек. Это догмат, и те, кто не принимает его, чужды православной вере.

    Почему это так? Давайте обратимся к самым, наверное, известным словам Писания — Бог есть любовь. Множество людей, которые никогда не открывали Библию, знают эти слова; немногие знают, кому они принадлежат, — их приписывают то Льву Толстому, то каким-то индийским учителям, то еще кому-то. На самом деле их произносит апостол Иоанн: Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь. Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него. В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши (1 Ин 4:8-10). О том же говорит и апостол Павел: Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками (Рим 5:8).

    Если мы немного задумаемся над словами апостолов, они покажутся нам очень странными. Каким же это образом страшная смерть Праведника может быть свидетельством Божией любви? Нам в голову не придет усматривать Божью любовь в том, что хорошего, праведного человека оклеветали, неправедно осудили, подвергли издевательствам и истязаниям и наконец убили изощренно-мучительной смертью. Человеческую верность тут усмотреть можно — но вера в Божию любовь может скорее поколебаться. Но апостолы видят здесь неколебимое основание и неиссякаемый источник веры именно в Божию любовь. Почему? Потому что для Апостолов жертва Христа есть жертва со стороны Бога; а это имеет смысл только в том случае, если мы разделяем веру апостолов в то, что Христос — Бог. В Иисусе Христе Бог и человек являются одной личностью, и жертва, которую ради нашего спасения приносит Христос, есть жертва, принесенная Богом. Слова Бог есть любовь апостол Иоанн произносит, имея в виду Бога, Который стал человеком и принял муку и смерть ради спасения своих мятежных творений. Это основание нашей веры в любовь Божию и ограждают догматы, и ограждают они ее от попыток ересей эту веру разрушить.

    Еретики прошлого оспаривали либо Божество Христа, либо Его человеческую природу; для докетистов (и позже катаров) человеческая природа Христа была иллюзорной; ариане, хотя и признавали Христа сверхъестественным Сыном Божиим, отказывались видеть в нем Бога, совечного Отцу.

    То и другое обращало нашу надежду в прах: если Иисус — не человек, то никакого Искупления не произошло. Он остается глубоко чужд тому человеческому роду, который вроде бы пришел спасти; Голгофа — не высшее проявление спасающей любви Божией, а иллюзия, голограмма, киношный спецэффект. Если Он не Бог, то никакой Божией любви в Голгофе нет — более того, есть ее отрицание. В этом случае вовсе не Бог в плоть облекся и был распят и погребен за нас, неблагодарных и злонравных[1], а Бог отдает на смерть глубоко преданного Ему праведника. Является ли этот праведник просто человеком (как полагают либеральные богословы) или высшим из ангельских творений (как полагал Арий еще в IV веке и полагают современные свидетели Иеговы), в любом случае он — не Бог, и его жертва — это никак не жертва со стороны Бога.

    И вот, чтобы защитить нашу надежду, и принимается на четвертом Вселенском Соборе Халкидонский догмат — Церковь четко формулирует свою изначальную веру в то, что Иисус — совершенный Бог и совершенный человек. Мы можем отказаться его признавать, но тогда апостольская вера в то, что Бог есть любовь, — не наша вера. В этом случае Бог (как бы мы Его себе ни представляли) не облекся в нашу плоть и не принял нашу смерть, чтобы спасти нас.

    Человек, который отказывается признавать догматы, не может разделить нашей надежды — отнюдь не потому, что мы ему этого не позволяем, но потому, что вся наша надежда держится на том факте, что Бог облекся в человека и страдал ради страдающего, был умерщвлен ради умерщвленного и погребен ради погребенного[2].

     

    Если вы действительно отправляетесь в путь

    Открывая Евангелие, мы оказываемся в ситуации выбора — дверь открыта, нас зовут, мы можем отозваться и отправиться в путь. И тут догматы оказываются предметом не теоретического рассуждения, а повседневной практики. Простейшее и самое очевидное проявление веры — молитва — уже догматична. Вы можете говорить, что «признание или непризнание Иисуса Мессией, идеи Троичности, Искупления и Спасения, вся церковная философия не имеют никакого значения» только до определенного момента: до тех пор, пока не попробуете помолиться. Как только вы приступите к молитве, перед вами неизбежно встанет вопрос — обращаться ли к Иисусу как к Господу и Спасителю или нет; произносить слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу или нет. При этом отказ исповедать Иисуса Господом будет выбором никак не менее догматическим — только выбором других догматов. Любая молитва и любой акт поклонения Богу требуют определенного вероисповедного выбора — и избежать его можно, только отказываясь от молитвы. Пока мы не собираемся никуда идти и только рассуждаем о путешествиях, мы можем считать неважным, каким путем идти, или полагать все пути одинаковыми; но как только мы решаемся идти, мы выбираем вполне определенный путь и отказываемся от других.

    Невозможно лукавить в молитве; невозможно обращаться к Иисусу как к Господу и Сыну Божию и в то же время не верить в это или полагать это неважным. Однако речь идет не только о том, какими словами мы обратимся — и какими не обратимся — к Богу. Личное отношение христианина к Богу, его личное доверие и надежда неразрывно связаны с верой в определенные истины о Боге. Доверие и надежда — и как жизненная позиция, и как эмоциональное переживание — стоит на определенном, догматически четком представлении о Боге; если мы разрушаем это представление, мы разрушаем все — доверие, надежду, духовную жизнь и этику.■

    ДОГМАТЫ

    Догматические определения, принятые на Вселенских Соборах, не создавали какую-то новую веру, но облекали изначальную веру Церкви в четкие формулировки, которые должны были защитить ее от искажений. Все такие формулировки принимались в ответ на выступления лжеучителей-еретиков.

    Основная часть догматов сосредоточена в Никео-Цареградском Символе Веры, составленном из решений Первого (Никейского) и Второго (Константинопольского) Вселенских Соборов.

    В Символе Веры мы исповедуем веру в Бога, единого в Трех Лицах: Бога Отца, Бога Сына и Бога Святого Духа. Веру в Боговоплощение, совершившееся в Иисусе Христе, в Его жертвенную смерть ради нас, в телесное воскресение, в вознесение, в предстоящее второе пришествие и в вечное спасение верующих.

    Мы исповедуем, что Церковь создана Господом Иисусом и именно в ней Он совершает наше спасение.

    На последующих Вселенских Соборах православная догматика была дополнена тремя важнейшими определениями, которые не вошли в текст Символа Веры, так как были приняты Церковью уже после его формирования.

    На Четвертом Вселенском Соборе был сформулирован догмат о двух природах Христа: Божественной и Человеческой, которые соединились в воплотившемся Спасителе неслитно, неразлучно, нераздельно и неизменно. Этот догмат также называют Халкидонским, по названию города, в котором проходил Вселенский Собор.

    На Шестом Вселенском Соборе был принят догмат, утверждающий, что в Иисусе Христе есть две воли и два естественных действия — Божественное и Человеческое. Они соединены неразлучно, неизменно, нераздельно, неслиянно, подобно двум природам Спасителя. При этом воля человеческая во Христе полностью подчинена воле Божественной.

    На Седьмом Вселенском соборе Церковь приняла догмат о почитании святых икон. Смысл его заключается в том, что «честь, воздаваемая образу, переходит к первообразному, и покланяющийся иконе покланяется существу изображеннаго на ней».


    [1] Из Последования ко Святому Причащению. Молитва 1-я, Василия Великого. — Ред.

    [2] Святитель Мелитон Сардийский. О Пасхе. — Ред.

    pravoslavie.ru

    ДОГМАТИЗМ - это... Что такое ДОГМАТИЗМ?

  • Догматизм —  Догматизм  ♦ Dogmatisme    В широком значении – склонность следовать догмам и неспособность подвергать сомнению то, во что веришь. Догматизм выражает желание любить уверенность больше истины, что в результате приводит к тому, что догматик… …   Философский словарь Спонвиля

  • ДОГМАТИЗМ —         антиисторич. недиалектич. схема тически окостеневший тип мышления, при котором ана лиз и оценка теоретич. и практич. проблем и положений производится без учёта конкретной реальности, условий места и времени. Термин «Д.» введён др. греч.… …   Философская энциклопедия

  • ДОГМАТИЗМ — (от догмат). 1) такой метод изложения какого либо учения или науки, при котором из известных основных положений, считающихся неоспоримыми, выводятся отдельные истины, также не допускающие сомнений. 2) философское направление, не задающееся… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • догматизм — а, м. dogmatisme m. Метод выведения научной системы из нескольких основных положений, признаваемых за неопровержимые; противоп. скептицизм, критицизм. Сл. 18. Надлежало бы удивляться дерзости Догматизьма во дни мрачнейшия Философии, естьлиб не… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • догматизм — талмудизм, начетничество, доктринерство, схоластика Словарь русских синонимов. догматизм доктринёрство (книжн.) см. также схоластика Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е …   Словарь синонимов

  • Догматизм — (гр. dogma – пікір, ілім, шешім) – практика (тәжірибе) мен ғылымның жаңа мәліметтерін, орын мен уақыттың нақты жағдайларын есептемейтін, яғни шығармашылық даму мен ақиқаттың нақтылық принципін ескермей өзгеріссіз ұғымдар, формулаларды қолданатын… …   Философиялық терминдердің сөздігі

  • Догматизм — (от dogma, положение) философский термин, обозначающийопределенное отношение к содержанию системы, а не самую систему. ПонятиеД. определяется главным образом двумя противоположными ему понятиями скептицизмом и критицизмом. Вообще говоря, Д.… …   Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

  • ДОГМАТИЗМ — ДОГМАТИЗМ, одностороннее, схематическое, окостеневшее мышление, оперирующее догмами …   Современная энциклопедия

  • ДОГМАТИЗМ — одностороннее, схематичное, окостеневшее мышление, оперирующее догмами. В основе догматизма слепая вера в авторитеты, защита устаревших положений …   Большой Энциклопедический словарь

  • ДОГМАТИЗМ — ДОГМАТИЗМ, догматизма, мн. нет, муж. (книжн.). Приверженность к догматическому изложению. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • dic.academic.ru


    Смотрите также